Как гражданские дела становятся уголовными

Как гражданские дела становятся уголовными

Обращаясь в суд за защитой своих прав, участники судебных разбирательств по любым категориям дел порой сталкиваются с явной недобросовестностью, волокитой или даже хамством судьи. Бывают случаи, что представители судебной власти открыто демонстрируют свое неуважение к участникам процесса или же не скрывают своего благосклонного расположения к другой стороне судебного разбирательства. Судьи тоже люди и как любому другому человеку им присуще плохое настроение, личные интересы и другие пороки, несмотря на строго закрепленный принцип беспристрастности судьи.

Раздосадованные подобным отношением, участники судебных дел пытаются привлечь судью к ответственности и направляют соответствующую жалобу в вышестоящий суд или Квалификационную коллегию судей. Подавляющее большинство таких жалоб остается без внимания и возвращается председателю того же суда, в котором отправляет правосудие недобросовестный служитель Фемиды.

Примечание: Не стоит писать жалобу на судью в полицию, прокуратуру, следственный комитет, районные и городские муниципалитеты, губернатору и т.д., так как все эти органы не имеют никакого отношения к суду и не наделены правом контроля за судьей.

То же самое касается жалобы на действия судьи в вышестоящий суд – в областной, к примеру.

Апелляционная инстанция осуществляет надзор за отправлением правосудия нижестоящими судами в строго прописанном в законе порядке, а потому не будет рассматривать жалобу на действия конкретного судьи.

Какие же есть законные способы воздействия на забывшего о своем статусе судью?

Отвод судьи

Право на отвод судьи закреплено во всех отраслях процессуального законодательства. Требовать отвода судьи из дела имеет право любой участник процесса в уголовном (ст.ст. 61, 63-64 УПК РФ), гражданском (ст.ст.

15-16 ГПК РФ), арбитражном (ст. 21 АПК РФ) и административном законодательстве (ст. 31 КАС РФ). Кроме того, отвод судье может быть заявлен и в рамках судебного рассмотрения дела об административном правонарушении (ст. 29.

3 КоАП РФ).

Как гражданские дела становятся уголовными

Процедура подачи и рассмотрения заявления об отводе судьи практически аналогична во всех перечисленных отраслях процессуального права. Заявление об отводе судьи… подается непосредственно тому же судье, которому заявляется отвод и им же рассматривается!

Естественно, что результатом такого «рассмотрения» является безапелляционный отказ в удовлетворении заявления об отводе и продолжение рассмотрения дела в том же составе. Причем отказ «безапелляционен» в прямом смысле: определение (постановление) судьи об отказе в отводе обжалованию не подлежит, но может быть упомянуто в качестве одного из доводов в апелляционной жалобе в дальнейшем.

Заявление об отводе судья удовлетворяет (или же заявляет о самоотводе сам) лишь при явных и легко подтверждаемых фактами обстоятельствах, таких как:

  1. Родство, свойство или иные близкие связи с одним из участников процесса;
  2. Участие в качестве следователя, дознавателя, прокурора, адвоката или иного процессуального лица в рассматриваемом деле ранее;
  3. Имеет явную или косвенную личную заинтересованность в исходе дела.

Добросовестный судья при наличии даже малейших фактов, позволяющих усомниться в его беспристрастности, сам заявит о самоотводе во избежание возможных проблем. В остальных же случаях сторонам по делу придется доказывать судье то, что его позиция необъективна. И доказывать, как правило, безуспешно.

Именно поэтому механизм отвода судьи в законодательстве РФ практически не работает, поскольку ни один судья не признает своей необъективности или же заинтересованности, когда она явным образом не усматривается.

Жалоба председателю суда

Если судья умышленно затягивает производство по делу, волокитит рассмотрение дела, некорректно себя ведет по отношению к участникам процесса — можно попробовать направить жалобу председателю суда, в котором трудится недобросовестный судья.

Однако следует знать, что в соответствии с законом о статусе судей (ст. 10 ФЗ «О статусе судей»), всякое вмешательство третьих лиц (включая председателя суда) в процесс отправления правосудия по любым делам категорически не допускается.

В случае, когда отсутствуют подтвержденные документально факты некорректных действий судьи (явная волокита, усматриваемая по документам; аудиозапись некорректного поведения в процессе и т.д.), председатель оставит жалобу без рассмотрения, сославшись за ФЗ «О статусе судей» и предложив обжаловать в дальнейшем вынесенное решение в установленном порядке.

Кроме того, на волокиту и нерассмотренные в течении длительного времени, без уважительных причин дела, любая из сторон имеет прописанное в законе право направить председателю суда заявление об ускорении производства по делу (ч. 7 ст. 6.1 АПК РФ, ч. 7 ст. 6.1 ГПК РФ, ч. 6 ст. 6.1 УПК РФ).

Председатель проверяет изложенные заявлении доводы и по итогам рассмотрения такого заявления выносит процессуальный документ — определение об ускорении производства по делу с установлением для судьи конкретных сроков, в течение которых нужно приступить к рассмотрению дела или же определение об отказе в удовлетворении заявления. Если судья-волокитчик проигнорирует указание председателя, последний вправе подать представление в квалификационную коллегию для принятия мер дисциплинарного воздействия. 

НЕ НУЖНО: Жаловаться председателю на принятое судьей решение или процессуальные действия судьи.

Все это может быть обжаловано лишь в процессуальном порядке, путем подачи частной (на промежуточные определения) иди апелляционной (на итоговое решение по существу) жалобы в вышестоящий суд.

В противном случае вы просто потратите свое время или даже пропустите срок для обжалования.

Жалоба в Квалификационную коллегию судей

В случаях, когда заявление об отводе оставлено без удовлетворения, а председатель не реагирует – остается лишь обратиться в Квалификационную коллегию судей региона, где работает недобросовестный судья.

В жалобе, адресованной ККС, следует изложить все предпринятые меры для защиты своих прав – отвод, жалобу председателю и т.д., приложив подтверждающие документы. Это снизит шансы на переадресацию жалобы председателю суда для отписки.

ККС, обычно, или же поручает суду провести проверки, возвратив материалы проверки в ККС для принятия решения или же переадресовывает поступивший документ председателю суда, поручая ему вынести решение по жалобе.

Когда обращаться в ККС: сразу или использовав все способы защиты?

Мнения юристов в данном случае разнятся. С одной стороны, обращение напрямую в ККС может дисциплинировать судью, особенно если данный орган поручит суду провести проверки и о результатах такой проверки проинформировать ККС. Члены судейского корпуса опасается попадать во внимание вышестоящих органов.

С другой стороны, в большинстве таких случаев жалоба просто пересылается обратно в суд, на действия судьи которого жалуется заявитель, и ККС даже не просит уведомления о результате ее рассмотрения. Чтобы избежать этого, желательно пройти все этапы – от отвода, до жалобы председателю, чтобы ККС явно видела нецелесообразность повторной проверки председателем суда.

Лучшее решение в этом случае – обращение к опытному адвокату, который проанализирует сложившуюся ситуацию и разработает наиболее оптимальную тактику защиты. Ведь возможно все нарушения судьи носят процессуальный характер, и наиболее разумным будет включить ссылки на них в апелляционную жалобу, не тратя время не бессмысленную переписку.

Адвокат Коченков В.В. готов оказать всю необходимую правовую помощь в защите ваших интересов от действий недобросовестного судьи.

В суде один без адвоката

Если клиент один без адвоката оказался в суде, то он, зачастую, не знает что делать. Правила поведения в суде подробно расписано процессуальным законодательством, а вот как себя вести с судьями, и почему этому следует уделить внимание, нигде не описано.

Если мне не пояснить, как статус судьи влияет на его личные качества, то в этой публикации останется писать лишь о процессуальных правовых нормах, которые можно прочитать каждому самостоятельно, заглянув в любую справочную правовую систему.

Надо понимать, что люди, наделенные властью, психологически трансформируются и отличаются от обычных людей. Они не умнее или глупее, имеют не лучшее или не худшее образование, они не лучше или хуже остальных — они другие!
И это обстоятельство необходимо учитывать при общении с судьями, чтобы не пришлось на них жаловаться в дальнейшем.

Точно так же, как со следователями, прокурорскими работниками, полицейскими и сотрудниками прочих служб и органов государственной власти, о которых я пишу в других публикациях.

Мне приходилось встречаться со многими судьями различных судебных инстанций, с рядовыми и руководителями судов, а с некоторыми имею личные отношения. Кроме того, я сам рассматриваю дела в качестве независимого арбитра и наблюдаю поведение сторон споров с места того самого лица, от которого зависит исход дела.

Существует примерно четыре типичные группы судейских личностей (назовем это так), в основе которых не только их морально-нравственные качества, но и психологические особенности личности.

Под влиянием этих качеств складываются отношения между судьёй и участниками процесса (истец, ответчик, третье лицо, подсудимый, потерпевший, свидетель и т. д.) за исключением профессиональных участников — адвокатов, прокуроров.

Читайте также:  Разница в стоимости товара в магазине и на сайте

Я не буду детально рассматривать каждую группу судей, но укажу их основные поведенческие признаки, и как они влияют на участников процесса и обычных людей, вынужденных общаться с ними вне судебного заседания.

  • воспитанные и властные одновременно. Такие люди в уважительной форме повелевают в судебном заседании. В полной мере пользуются своим статусом для управления судебным процессом. Психологически они не угнетают участников процесса и вызывают уважение. Личную симпатию не вызывают;
  • невоспитанные и властные. Например вот такие как в этом видео. Эти тоже властвуют, но могут оскорбить и даже унизить участников процесса. Легко используют для этого свою власть, демонстративно подчеркивают свой судебный статус. У участников процесса вызывают психологическое угнетение, подавляют волю, вызывают раздражение, противодействие, неуважение и даже ненависть;
  • тактичные, уважительные. Власть и статус используют незаметно, естественно. Управляют участниками процесса также незаметно и естественно, без давления своим статусом, властью. Судебные заседания проходят в рабочей доброжелательной атмосфере. У участников процесса вызывают уважение, личную симпатию. Иногда проигравшая сторона (осужденный) воспринимает решение (приговор) как должное и даже его не обжалует;
  • холодные, равнодушные, мягкие и безвольные. Такие разные типажи объединены в одну группу, поскольку все они своим поведением провоцируют участников процесса на свободные не процессуальные действия, беспорядок, небрежность, фамильярность в процессе и панибратство вне его. Такие судьи не вызывают у участников процесса ни личной симпатии, ни уважения.

Типичное поведение участников в суде

Поскольку в процессе главной фигурой является судья, то он же и навязывает участвующим лицам форму отношений, в зависимости от своего личностного типажа.

виды поведения участников процесса, а суде

  • слабые, пассивные люди, находясь в подавленном состоянии, оказавшись по различным обстоятельствам в суде без адвоката, становятся ведомыми, вяло реагируют на других участников, на судью, чем могут вызвать у него раздражение или, в лучшем случае, равнодушие, что повышает степень вседозволенности судьи и произвольность его решения (приговора);
  • активные, зависимые люди стараются понравиться судье, ищут его расположения к себе, надеясь вызвать у судьи положительные к себе эмоции и на этом фоне дождаться от него положительных бонусов в решении (приговоре). Такой расчет не оправдан, поскольку он провоцирует судью на вседозволенность и повышает произвольность в принятии решения (приговора), независимо от существующего эмоционального фона. Поэтому решение (приговор) может быть прямо противоположным ожидаемому участниками;
  • активные, настойчивые, убежденные, дерзкие участники процесса, активно ведут себя в судебном заседании, хотя и не всегда правильно, разумно. Такие участники, как правило, скандалисты и жалобщики во все инстанции им известные. Они вызывают у судьи отрицательные эмоции, чем мобилизуют его быть осмотрительным в заседании и при вынесении решения (приговора) тоже. При этом его решение, зачастую, имеет отрицательную мотивировку. Известен случай, когда судья расписала свой негатив к участнику процесса на трех страницах решения;
  • уравновешенные, спокойные, знающие участники, как правило, активные в процессе, уверенные в себе, хорошо контролируют ситуацию, работают. Судьи к таким относятся внимательно, осмотрительно и с пониманием для них возможных последствий при вынесении решения (приговора).

Из того, что я здесь изложил, читателям должно быть понятно, что на результат судебного дела в совокупности влияют, не только фактические обстоятельства дела, но и личные качества судьи, его восприятие и оценка поведения участников процесса.

  • ведите себя спокойно, достойно, но не вызывающе и не высокомерно;
  • даже если вам не нравится судья, не показывайте этого, не демонстрируйте свое к нему отношение;
  • не спорьте с судьей, поскольку он хозяин положения;
  • внешне будьте аккуратны, одевайтесь в суд просто и классически, но в чистую одежду. Не старайтесь демонстрировать свою бедность или благополучие;
  • проявляйте в поведении к судье уважение, даже если вы его не уважаете как личность;
  • игнорируйте, прощайте судье-женщине эмоциональные выпады, скачки настроения, слабости, если они не затрагивают существа дела;
  • не доверяйте судье на слово, проверяйте, если можно проверить;
  • не заискивайте, не унижайтесь, не старайтесь всяким способом понравиться судье;
  • не пытайтесь подкупить судью или заинтересовать какими-то благами — вас, незнакомого, расценят как провокатора со всеми негативными для вас последствиями;
  • не реагируйте эмоционально на грубость, насмешки и унижения со стороны судьи, если они случаются, будьте безразличны, ведите себя сдержанно и достойно;
  • вне судебного заседания ведите себя по-прежнему достойно, не допускайте сам или со стороны судьи к себе панибратства;
  • ведите себя ровно и доброжелательно вне судебного заседания, помните, что вам еще, возможно придется встретиться и не один раз.

Будьте уверены, что все посетители судов испытывают волнение, общаясь с судьёй в судебном заседании или вне его. Причин такого волнения несколько, но основная, — это осознание своей зависимости от судьи, принимающего значимое для вас решение (приговор). Впрочем, такое волнение люди испытывают общаясь со всеми правоохранителями.

Важно! Будьте внимательны, аккуратны и уважительны в суде, не позволяйте себе эмоциональные выражения!

  • Таковы основные правила поведения клиента в суде без адвоката.
  • Чек-листы по уголовным делам найдете здесь, по гражданским — здесь, по арбитражным — здесь.
  • Как правильно и эффективно обжаловать следователя — здесь, а судью — читайте здесь.
  • Подписывайтесь, обучайтесь, обращайтесь!

P. S. Если мой сайтРОСТОВСКИЙ АДВОКАТ Вы считаете полезным и он может еще пригодиться в жизни, оставьте его в закладках или поделитесь им с друзьями. И не забудьте получить мой бесплатныйСПРАВОЧНИК КЛИЕНТА.

Как гражданские дела становятся уголовными

(1 votes, average: 5,00

Как гражданские дела становятся уголовными — Юридическая консультация

Если пытаться отыскать рациональный и универсальный ответ, то становится очевидно, что одних только юридических знаний явно недостаточно.

Нужно учитывать реалии правоприменения «по-российски», менталитет и психологию как представителей бизнеса, так и чиновников, а также сотрудников правоохранительных органов.

Все они так или иначе имеют отношение к любому резонансному делу экономического характера.

К сожалению, в последнее время наравне с бизнесменами подозреваемыми и обвиняемыми по вроде бы обычным гражданско-правовым спорам действительно становятся практикующие юристы. Многие имеют адвокатский статус. Он, как показывает практика, является чуть ли не отягчающим обстоятельством.

Правоведы и миллионы

Приведу два характерных случая таких споров, ставших в 2018 году уголовными делами в отношении профессиональных защитников.

Пример первый — уже нашумевшее дело адвоката Игоря Третьякова. Скоро год, как он находится в СИЗО. Следственные органы считают юриста соучастником хищения у доверителя — АО «НПО им. Лавочкина» (основной акционер предприятия — госкомпания Роскосмос) — более 300 млн руб.

Есть ли закон о неприкосновенности бизнеса?

В 2016 году Третьяков заключил с руководством НПО несколько соглашений об оказании профессиональной юридической помощи. Результатом двухлетней работы адвоката стали значимые победы в арбитражах. Его успехи в зале суда позволили предприятию сэкономить порядка 5 млрд руб.

, избежать процедуры банкротства и массовых сокращений квалифицированного персонала. По первоначальным соглашениям с «НПО им. Лавочкина» за хорошую работу Третьякову полагался так называемый гонорар успеха — 8% от отсуженных сумм. Это и были 300 с лишним млн руб.

, в хищении которых адвокат в настоящий момент и обвиняется.

«Мой гонорар был привязан к сумме отбитых требований, что было четко закреплено договором: я получил ровно то, что мне причиталось по документам», — рассказал сам Игорь Третьяков в недавнем интервью.

По его словам, работы были «приняты по всей процедуре», а нанят три года назад юрист был «в строгом соответствии с Положением о закупках, которое дает возможность заключать договор с адвокатом без проведения тендерной процедуры».

Это стандартное положение для многих государственных и окологосударственных компаний в итоге привело подрядчика за решетку. Почему?

Если говорить о содержательном наполнении спора, то он действительно лежит в чисто экономической плоскости. А по экономическим спорам, как известно, лишение свободы как мера пресечения не предусмотрено.

Но общая тенденция такова, что заключение под стражу рассматривается следствием именно как удобный инструмент давления. Так объясняет свое нынешнее незавидное положение сам адвокат Третьяков.

Я склонен с ним согласиться.

А вот второй пример. Практически под копирку сейчас развивается еще один корпоративно-правовой спор в российском ВПК.

Осенью прошлого года Следственный комитет (СК) РФ вдруг заинтересовался некоторыми статьями расходов ПАО «Туполев» — всемирно известного российского разработчика и производителя авиатехники военного, специального и гражданского назначения.

Следователям показались подозрительными выплаты предприятия — и вновь за оказанные юридические услуги. Они — при наличии в ПАО собственного юридического отдела — оказывались известным на правовом рынке подрядчиком: юридической компанией «Каменская & партнеры».

В ходе проверки СК было установлено, что еще в 2012 году управляющему партнеру компании Татьяне Каменской перечислялись деньги за профессиональную работу. Всего же в период 2013–2016 годов Каменская, по версии следствия, получила от предприятия 153,9 млн руб.

Гонорар успеха: что это, кому он нужен и узкие места

И здесь правоохранители полагают, что денежные средства были банально выведены со счетов предприятия, а юридические услуги стали лишь благовидным предлогом для этого. По фактам, установленным проверкой, возбуждено уголовное дело о растрате, которое сейчас расследуется.

Волков бояться…

В обоих случаях адвокатам сейчас вменяется то, что выплаченные гонорары как минимум несоразмерны оказанным услугам. Следствие считает «призовые» сотни миллионов рублей не чем иным, как «торговлей правосудием» и «платой за покупку судебных решений». И это при том, что, повторюсь, фигурантами по обоим делам являются вовсе не люди в мантиях.

Читайте также:  Спорные задолженности за услуги жкх

Что делать в такой ситуации профессиональным защитникам? Как не попадать в ситуации Третьякова/Каменской, когда на одной чаше весов — очень солидный даже по мировым меркам гонорар за высокопрофессиональную работу, а на другой — оппоненты в дорогих костюмах или погонах, желающие, чтобы такой счастливчик все до копейки вернул заказчику, а попутно сменил рабочий кабинет на камеру?

Можно, конечно, работать pro bono либо исключительно с малоимущими слоями населения, сознательно избегая большого бизнеса и высоких гонораров. Нет сверхдоходов, зато есть свобода и спокойный сон. Можно уйти в защитники по назначению. Но и эта стезя не гарантирует иммунитет от уголовного преследования, правда, уже по делам, которые экономическими можно считать с большой натяжкой.

Есть в «деле Третьякова» и положительный момент. Оно вызвало в профессиональной среде масштабную дискуссию: как оградить адвокатов от неправовых критериев оценки их взаимоотношений с доверителями. В ходе обсуждений стало очевидно — нормативная неопределенность института «гонорара успеха» выходит боком и самим адвокатам, и их клиентам.

Мошенничество в предпринимательской деятельности: что это?

Таким образом, у отечественного юриста имеется и третий путь: вместе с коллегами из адвокатских палат бороться за изменение правового поля.

Так, по мнению вице-президента Адвокатской палаты Москвы Вадима Клювганта, посягательства на адвокатские вознаграждения нарушают сразу несколько не отчуждаемых конституционных прав граждан.

А курирующий российскую адвокатуру заместитель министра юстиции РФ Денис Новак убежден: незыблемость гонораров защиты, равно как и уменьшение для них подоходного налога, должны стать краеугольными камнями проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, которая в настоящее время обсуждается профессиональным сообществом. В частности, для этого следует официально допустить осуществление деятельности адвоката в хозяйственных обществах и заключение соглашений не лично с адвокатом, а с адвокатским образованием.

Пока же нормативной революции не произошло, любому российскому адвокату следует больше доверять интуиции, тщательно изучать не только контрагентов, но и собственных доверителей. Наконец, помнить старую французскую мудрость: qui ne risque pas il ne boit pas de champagne («Кто не рискует, тот не пьет шампанское»). Она в России, похоже, будет актуальна еще многие-многие годы.

Верховный суд разъяснил, как рассматривать гражданские иски в уголовном деле — новости Право.ру

Первое, что стоит отметить, – это настоятельная рекомендация Верховного суда о совместном рассмотрении гражданских исков и уголовных дел. Судебная практика говорит о том, что нижестоящие суды предпочитают направлять гражданские иски для отдельного рассмотрения гражданским судом.

Это объясняется спецификой уголовного судопроизводства и нежеланием суда затягивать и без того небыстрые судебные процессы для определения точного размера причиненного преступлением вреда.

Верховный суд разъяснил, что в целях своевременного восстановления прав лица, пострадавшего от преступления, суды должны предпринимать исчерпывающие меры для разрешения гражданского иска по существу при рассмотрении уголовного дела.

Исключение составляют гражданские иски о последующем восстановлении прав потерпевшего (пример из постановления: требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами), регрессные иски, случаи отмены приговора апелляционным судом по неустранимым причинам.

По мнению автора, с точки зрения сроков рассмотрения требований гражданского истца, это, безусловно, нужная мера; с точки зрения качества разрешения гражданского иска, такая рекомендация представляется спорной.

Рассмотрение вопроса о размере подлежащего возмещению вреда стало бы более обоснованным и проработанным, если бы вопрос, основанный фактически на нормах гражданского законодательства, рассматривал соответствующий компетентный суд.

Принимая во внимание возникающие у нижестоящих судов сложности, Верховный суд РФ отдельно отметил, что государственные и муниципальные унитарные предприятия могут самостоятельно заявлять гражданские иски. Если они не желают реализовывать такое право, то в их защиту может действовать прокурор.

Он же заявляет гражданские иски в интересах Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований.

В предъявлении гражданского иска прокурором сложности могут возникать, когда, например, государственное предприятие или государственный орган, служащие которого уличены в совершении преступления, в целом выражает несогласие с предъявленным им обвинением и не считает, что причинен какой-либо вред.

В такой ситуации возникает конфликт между прокурором и потерпевшим. Практика разрешения подобных конфликтов идет по пути удовлетворения требований прокурора и оставления без должного внимания позиции потерпевшего. Принципиально ситуация не изменится после опубликования рассматриваемого постановления Пленума.

ВС разъяснил, что гражданским ответчиком может быть не только обвиняемый по уголовному делу, но и лицо, не причинившее непосредственно вреда преступлением.

Речь идет о гражданско-правовой ответственности работодателя–юридического лица за вред, причиненный его работником при исполнении трудовых, служебных обязанностей, или случаях причинения вреда источником повышенной опасности.

Данные разъяснения, как и многие другие, содержащиеся в рассматриваемом постановлении, основаны на давно существующих нормах Гражданского кодекса РФ, которые в силу ошибок нижестоящих судов применялись неверно.

Требования за рамками и солидарное возмещение

Если гражданский истец предъявляет гражданский иск, содержащий требования, выходящие за рамки предъявленного обвинения, он должен самостоятельно доказать размер имущественного вреда.

Поскольку во многом требования гражданских исков, ограниченные предъявленным обвинением, основываются на доказательствах, собранных правоохранительными органами, то в случае предъявления к возмещению выходящего за рамки обвинения имущественного вреда гражданский истец будет вынужден либо прибегнуть к помощи специалиста, либо ходатайствовать о назначении судебной оценочной, бухгалтерской, товароведческой или иной экспертизы, что опять-таки влечет затягивание судебного разбирательства. Поэтому полагаю, что в данной части разъяснения Верховного суда не будут работать в полной мере. Подобного рода требования будут направляться для отдельного рассмотрения гражданским судом, только соответствующие постановления, возможно, станут более мотивированными и обоснованными.

Имущественный вред, который причинен совместными действиями нескольких подсудимых, взыскивается с них в солидарном порядке. По ходатайству потерпевшего суд может постановить взыскать в долевом порядке.

Если в отношении одного из подсудимых уголовное дело выделено в отдельное производство или он освобожден от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, то имущественный вред в полном объеме взыскивается со второго подсудимого.

В дальнейшем, если в отношении первого подсудимого будет тоже вынесен обвинительный приговор, суд может возложить на него обязанность возместить причиненный преступлением вред солидарно с ранее осужденным. В таком случае судебные акты, вынесенные в отношении разных лиц, обвиняемых в совершении одного преступления, оказываются связанными и зависимыми друг от друга.

Подобного рода взаимосвязь судебных актов представляется новым явлением в области уголовного процесса. Как это будет работать на практике, нам всем предстоит увидеть. Вероятнее всего, будет дополнена инструкция по судебному делопроизводству указаниями на необходимость проставления на судебных актах отметок о наличии связи с приговором по иному делу. 

Постановление Пленума Верховного суда содержит и иные разъяснения, но все они основаны на нормах гражданского законодательства об обязательствах вследствие причинения вреда, поэтому вряд ли их можно считать революционными.

Представляется, что результатом разъяснений станет сокращение числа гражданских исков, направляемых на рассмотрение в гражданские суды, и более предсказуемое отношение судов к требованиям, которые предъявляются к нескольким подсудимым. Поэтому в целом можно признать, что процесс рассмотрения гражданских исков может стать более прогнозируемым.

Вместе с тем совместное рассмотрение гражданских исков и уголовных дел, по мнению автора, вряд ли окажет положительное влияние на обоснованность судебных актов.

Данное обстоятельство следует иметь в виду при решении вопроса о том, когда заявлять имущественные требования, – в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства по уголовному делу для рассмотрения требований уголовным судом или уже после вступления приговора в законную силу, для рассмотрения требований в порядке гражданского судопроизводства.

Передача гражданского иска для рассмотрения в рамках уголовного дела

Подборка наиболее важных документов по запросу Передача гражданского иска для рассмотрения в рамках уголовного дела (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Передача гражданского иска для рассмотрения в рамках уголовного дела

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Решение корпоративных споров в уголовных делах(Шиткина И.С.)

(«Закон», 2020, N 11)

В момент подготовки этой статьи состоялось принятие Постановления Пленума N 23.

Читайте также:  Нужно ли оформлять в собственность общедомовую территорию

Редакционной комиссией по разработке указанного Постановления были отклонены предложения Судебной коллегии по экономическим спорам об оставлении без рассмотрения исков, связанных с корпоративными спорами, и передаче их к рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Согласившись с предложением коллегии по сути, Пленум счел несвоевременным выражение такой правовой позиции. Представляя проект Постановления, судья С.А.

Шмотикова объяснила это, в частности, тем, что в рамках уголовных дел иски по корпоративным спорам не заявлялись и у судов не возникали соответствующие вопросы .

Крайне трудно согласиться с такой аргументацией исходя из моего опыта и экспертной практики в уголовных делах, связанной с применением норм корпоративного права при рассмотрении гражданских исков. Представляется, что с учетом складывающейся практики толкование ВС РФ, ориентирующее суды на передачу гражданских исков, связанных со сложными корпоративными спорами, для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, было бы весьма своевременным.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Об ошибочном понимании гражданско-правовых норм в уголовном судопроизводстве(Сергеев А.П.)

(«Закон», 2020, N 1)

Рассмотрение судом гражданского иска, предъявленного в рамках уголовного дела, обладает рядом особенностей. В частности, суду предоставляется право принять решение об удовлетворении иска, но без указания на размер возмещения. Вопрос о размере возмещения в этом случае передается на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ).

Суд также может оставить данный иск без рассмотрения (ч. 2 ст. 306 УПК РФ), предложив потерпевшему предъявить иск о возмещении вреда, причиненного преступлением, в гражданский суд.

Это свидетельствует о том, что для уголовного процесса разрешение гражданско-правового спора является не главной, а всего лишь сопутствующей задачей и не должно вступать в противоречие с таким принципом уголовного судопроизводства, как его осуществление в разумный срок (ст. 6.1 УПК РФ).

Кроме того, безусловно, учитывается, что судьи, рассматривающие уголовные дела, в силу своей специализации не всегда способны столь же квалифицированно разрешать гражданско-правовые споры. Поэтому если вопрос о защите имущественных прав потерпевшего представляет сложность, у суда имеется возможность передать этот вопрос на разрешение в порядке гражданского судопроизводства.

Иначе говоря, предполагается, что в рамках уголовных дел должны рассматриваться относительно простые по праву и размеру требования потерпевшего. Поэтому, как свидетельствует судебная практика, суды, рассматривающие сложные уголовные дела, связанные с имущественными преступлениями, крайне редко принимают окончательные решения по гражданско-правовым искам потерпевших.

Нормативные акты: Передача гражданского иска для рассмотрения в рамках уголовного дела

Решение Конституционного Суда РФ от 05.02.2015″Об утверждении обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за третий и четвертый кварталы 2014 года»Впредь до внесения соответствующих законодательных изменений оспоренные положения не должны рассматриваться как препятствующие в таких случаях передаче безналичных денежных средств, на которые в рамках производства по уголовному делу наложен арест в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, на хранение на депозитный счет территориального органа Федерального казначейства либо, если обстоятельства данного уголовного дела позволяют, снятию с этих денежных средств наложенного на них ареста, равно как и разрешению в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу, спора о принадлежности арестованных денежных средств, находящихся на счетах третьих лиц.

Вс поставил точку в споре о сроках давности привлечения к уголовной ответственности

«Лед тронулся, господа присяжные поверенные!» – так и никак иначе можно расценивать решения Верховного Суда РФ и Шестого кассационного суда общей юрисдикции1, принятые весной по одному из важнейших процессуальных вопросов, с которым сталкивался почти каждый адвокат-защитник.

Вопрос касается законности уголовного преследования по истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности, определенных ст. 78 УК РФ.

С точки зрения теории права спора в разрешении данной дилеммы быть не может ввиду прямого указания закона – уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению ввиду истечения сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Однако на практике не раз наблюдалось вольное толкование законодательного императива, которое объяснялось процессуальной самостоятельностью следователя и дознавателя – они по своему усмотрению и с молчаливого согласия руководителей и надзирающих прокуроров выносили постановления о возбуждении уголовных дел, осуществляли сбор доказательств виновности подозреваемых (обвиняемых) и направляли дела в суд для рассмотрения по существу. На резонные претензии защитников обвиняемых (а в некоторых случаях – потерпевших) они парировали: «Прекращать дело не можем и не будем, у нас такая практика, суд во всем разберется».

Обжалование таких явно незаконных действий в порядке прокурорского надзора, а также ведомственного или судебного контроля положительного эффекта не приносило. Подобная «корпоративная солидарность» правоохранителей и суда не только умаляла закон, но и формировала ошибочную правоприменительную практику.

Столько адвокатских жалоб по этому вопросу было подано, столько копий сломано – и все напрасно! Наконец, Верховный Суд РФ разобрался в этом весьма важном процессуальном вопросе и занял принципиальную позицию, не согласившись со стороной обвинения.

Так, житель Республики Башкортостан обжаловал в порядке ст. 125 УПК в Советский районный суд г. Уфы три постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенные следователем по особо важным делам второго отдела по расследованию особо важных дел республиканского СУ СКР по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 159 УК.

Суть требований истца заключалась в том, что по истечении сроков давности уголовное дело не может быть возбуждено. Однако суды первой (5 декабря 2019 г.), апелляционной (29 января 2020 г.) и кассационной (28 июля 2020 г.) инстанций не согласились с доводами жалобы и отказали в ее удовлетворении.

Как указано в Постановлении ВС от 1 апреля, «…согласно же п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

При этом данная норма закона не содержит условия о получении согласия лица на отказ в возбуждении уголовного дела по основаниям, указанным в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Однако, вопреки указанным требованиям закона, следователем вынесены постановления о возбуждении в отношении ˂…˃ вышеуказанных уголовных дел, которые при рассмотрении жалоб последнего в порядке ст. 125 УПК РФ признаны судом законными».

Кассационная жалоба была передана на рассмотрение Шестого кассационного суда общей юрисдикции, который Определением от 26 мая отменил решение апелляционной инстанции с формулировкой: «В нарушение требований закона суд апелляционной инстанции, оставляя судебное постановление без изменения, не принял мер к проверке приведенных в нем оснований отказа в удовлетворении жалобы ˂…˃ на предмет их соответствия требованиям уголовно-процессуального закона и не дал надлежащей оценки нарушениям, допущенным при рассмотрении дела в суде первой инстанции».

На момент повторного рассмотрения жалобы Советским районным судом г.

Уфы в июле уголовное дело в отношении заявителя уже было направлено в суд для рассмотрения по существу, поэтому в принятии жалобы было отказано.

Однако это обстоятельство не помешало суду с учетом формирующейся практики по данному вопросу вынести в отношении подсудимого оправдательный приговор, который не был связан с доводами рассмотренной жалобы.

21 июля Советским районным судом г. Уфы в отношении К., обвинявшегося в фальсификации доказательств по гражданскому делу (ч. 1 ст. 303 УК), был вынесен оправдательный приговор. Как указано в приговоре, уголовное дело по истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности было возбуждено незаконно, что влечет признание всех собранных и исследованных доказательств недопустимыми.

ВС Республики Башкортостан поддержал выводы нижестоящего суда и счел доводы апелляционного представления прокуратуры необоснованными.

Как указано в Апелляционном постановлении от 8 сентября по делу № 22–5054/2021, «Суд апелляционной инстанции находит выводы суда о том, что обвинение основано на недопустимых доказательствах ввиду незаконного возбуждения уголовного дела и сбора доказательств с нарушением требований закона, мотивированными, обоснованными материалами дела и нормами закона».

Полагаю, подобный подход будет способствовать формированию единообразной судебной практики по данному вопросу.

1 Постановление ВС РФ от 1 апреля 2021 г. № 49-УД21-3-К6, определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 26 мая 2021 г. № 77-2263/2021.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *