Увольнение учителя спортивной школы

Родители воспитанников Алексея Локанова встали на его защиту.

— Мы знаем нашего тренера как жизнерадостного, счастливого, полного сил человека. Он всегда готов выслушать нас, дать совет по воспитанию ребенка, отзывчив, внимателен и, самое главное, любит наших детей. Тренер находит к каждому ребенку индивидуальный подход, всегда поможет.

Наши дети с радостью идут на занятия, — говорит Дмитрий Кузнецов.

— Он постоянно проводит веселые старты, ездит с детьми на соревнования, аттестации и показательные выступления: Калуга, Москва, Нижний Новгород, Воркута, Рязань — и, самое главное, сам тренируется и ездит не только по России, но и за рубеж: Италия, Германия, Япония.

Он занимается развитием, пропагандой здорового образа жизни, нравственным воспитанием детей и вносит большой вклад в будущее поколении России. Также нельзя не отметить, что он постоянно повышал статус и престиж «Молнии», а также города Ярославля на международном уровне на протяжении многих лет.

Однако директор «Молнии» достаточно скептически относится к заслугам тренера Локанова.

— За 25 лет, которые он проработал в «Молнии», Локанов не подготовил ни одного профессионального спортсмена, — сказал Николай Богачев.

Конфликт в муниципальной спортшколе вылился в то, что учреждение потеряло немало учеников. Родители увели своих детей вслед за уволившимся тренером.

— Никто из родителей воспитанников Алексея Локанова не подходил с просьбой перевести ребенка в другую секцию. Все они ушли вслед за тренером в другое место, — рассказал директор «Молнии» Николай Богачев.

46-летний Алексей Локанов родился в Ярославле, первое спортивное образование получил в Санкт-Петербургском колледже, затем окончил физвоз ЯГПУ и устроился тренером по ушу в комплекс «Молния».

Параллельно работает в средней школе педагогом высшей категории и получает еще один диплом спортивного менеджера в Московском индустриальном институте. Мастер 1 Дан каратэ Шотокан.

Имеет несколько лицензий на преподавание в качестве инструктора восточных направлений.

  • Родители написали обращение в Управление по физической культуре и спорту мэрии Ярославля и лично мэру Волкову.
  • — Дан ответ из двух ведомств под копирку, документ просто скопировали и поставили другую подпись, — возмущаются родители.
  • В нашем распоряжении оказались оба документа, текст которых действительно был идентичным:

— Применение дисциплинарного замечания в виде взыскания за ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей Локанову А. Г. является обоснованным. Неуважительного отношения к тренерскому составу «Молнии» не проявляется, трудовые, личные права тренера Локанова не нарушаются, — говорится в обоих документах.

Сошли с дистанции: родители стали следить за личной жизнью учителей

Учительница из Алтайского края Татьяна Кувшинникова оказалась на грани увольнения из-за фотографии в спортивном купальнике. Жалобу на «недостойное поведение» подала мама одного из учеников.

Директор вызвал Кувшинникову в кабинет и потребовал написать заявление. Другие родители сплотились, чтобы отстоять право Кувшинниковой преподавать в школе.

Почему современные родители стали вмешиваться в личную жизнь учителей и судить об их моральном облике — разбирались «Известия».

«Аморальная» чемпионка

В свободное от преподавания время учительница русского и литературы Татьяна Кувшинникова занимается зимним плаванием.

На своей странице в соцсети она нередко выкладывает фотографии с заплывов и соревнований, а также дипломы и медали, полученные за участие в них.

Одну из фотографий прислали директору барнаульской школы, и та приняла решение немедленно уволить преподавателя за «аморальное поведение».

«В понедельник меня вызвала директор и показала в смартфоне фото, где я в фиолетовом платье на брусьях.

Она сказала, что фотографию прислала мама одного из учеников с вопросом «что это?» Директор спросила меня, какое право я имела так одеваться, сказала, что это «пятно на репутации школы», «безвкусное платье», «оголены колени», «вы не достойны носить звание педагога», и сказала мне писать заявление на увольнение по собственному желанию», — рассказала Кувшинникова. Блестящее платье женщина брала с собой на спортивное мероприятие в честь зимней универсиады. Женщина состоит в Федерации зимнего плавания.

Об увольнении узнали родители детей, у которых Кувшинникова вела уроки, и начали собирать подписи в ее защиту. Директор в итоге вынесла решение в пользу учителя, заявив, что ее отстояли родители.

Вне контекста фотография может показаться кому-то вызывающей: женщина в очень коротком ярком платье в туфлях на шпильке висит на брусьях, подтянув ноги.

Но имеют ли право родители выискивать «аморалку» в соцсетях преподавателей и вмешиваться в их личную жизнь — куда более спорный вопрос.

https://www.youtube.com/watch?v=quvGZ7Ve76k

В июне прошлого года российские педагоги массово отстаивали право на преподавание в школе омской учительницы Виктории Поповой. Родитель одного из школьников пожаловался директору на фотосессию учителя в закрытом купальнике.

Несмотря на то что сам снимок появился на каникулах, руководство учебного учреждения приняло решение немедленно уволить молодого преподавателя музыки. Фотографию в стиле pin-up выложила фотограф из модельной школы, где училась Попова. Сама девушка не размещала его в личном профиле.

Но это обстоятельство оказалось несущественным для родителей, обнаруживших это фото.

Преподаватели по всей России запустили флешмоб #учителятожелюди, в рамках которого начали публиковать пляжные фотографии в поддержку Поповой в своих соцсетях. Когда о ситуации узнали в региональном правительстве, учительнице предложили вернуться. Захотела ли молодая преподавательница работать в школе, где родители пристально следят за ее моральным обликом, не сообщается.

Какой пример подают

Трудовой кодекс действительно допускает увольнение педагогов за «совершение аморального поступка» и «применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием».

Однако нигде в документах не прописано, что именно считать аморальным.

Если бы подобный кодекс и существовал, то требования не фотографироваться в купальнике или не носить яркую одежду вне школы отвернуло бы многих молодых специалистов от профессии учителя.

«Если государство будет выставлять подобные требования к какой-то профессии, то человек перед тем, как пойти учиться, должен знать, что его ждет. Учитель становится бесправным и неуважаемым, имеет низкую зарплату, а чтобы прожить, вынужден совмещать ставки.

При этом должен не забывать о своей семейной жизни и детях, в таких условиях профессия становится не только непривлекательной, но и опасной.

Тебя могут побить старшеклассники, уволить за фото, которое кому-то из родителей показалось фривольным», — отмечает председатель национального родительского комитета Ирина Волынец.

По ее мнению, подобные ситуации возникают из-за того, что у некоторых матерей слишком много свободного времени, которое они тратят на мониторинг чужих страниц в соцсетях. Председатель родительского комитета убеждена, что фотография спортивной учительницы в купальнике уместно смотрелась бы даже на школьной доске почета.

«Я хочу призвать руководителей школ не поддаваться на провокации, которыми занимаются родители. Складывается ощущение, что этим людям больше нечего делать. Вместо того чтобы заниматься своими детьми и делами, они роются в аккаунтах учителей.

У меня четыре школьника, и времени просматривать профили их преподавателей просто нет. Даже если бы сами дети показали, что учительница разместила фотографию в купальнике, тем более если у нее спортивная фигура, то это можно расценить скорее как пропаганду здорового образа жизни.

Такое фото уместно было бы разместить даже в школе на доске почета. Если бы женщина на фотографии была старше и менее подтянутая, то никому бы и в голову не пришло пожаловаться на то, что она щеголяет в купальнике.

Так что здесь может быть и элементарная зависть мамы, которая не занимается собой и свою несостоятельность она выплескивает таким образом», — добавляет Волынец.

Крайним в подобных скандалах остается не только учитель, но и ребенок, чей родитель был инициатором скандала. О ситуации моментально узнают другие преподаватели, родители и, конечно же, сами дети.

По мнению Волынец, в последние годы число неправомерных жалоб на учителей стало только набирать обороты. В советское время авторитет учителя был беспрекословен.

Родители не являлись в школу без приглашения, а на собраниях боялись, как бы учитель не сделал замечание о поведении их ребенка.

«Сегодня идет перекос в обратную сторону. Родители уверены, что на всё имеют право, бегут жаловаться в прокуратуру, директору, пишут письма президенту.

Директор, как правило, вместо того, чтобы досконально разбираться, берет и увольняет человека при малейшем скандале и поддается на провокации. Такое отношение со стороны руководства еще больше снижает авторитет профессии.

С одной стороны, постоянно прессует администрация, а с другой — родители, которые приходят, чтобы показать, кто здесь власть», — подчеркнула председатель общественной организации.

Комплекс причин

Доктор психологических наук, профессор Илья Слободчиков, напротив, считает, что стремление родителей вмешиваться в личную жизнь учителей — не поколенческая проблема, а свидетельство уровня культуры и психологических особенностей конкретного человека.

«Не стоит говорить огульно на всё поколение. Это история дурного исключения. Тотальный контроль всех за всеми мы уже проходили в 1930-х годах, чем это закончилось — всем известно.

Цель этих родителей не в том, чтобы оскорбить и унизить учителя, а скорее в том, чтобы получить инструмент для манипуляции.

Далеко не любой человек просто из соображений элементарной чистоплотности опустится до подобных вещей», — поясняет Слободчиков.

Корень проблемы, по его мнению, лежит именно в культурологической плоскости и вытекает из природного любопытства людей, а также их властных комплексов. Зачастую виртуальными разбирательствами занимаются родители, не ощущающие личную или профессиональную востребованность в реальной жизни.

«Если есть повод заглянуть в чужое окошко, то почему бы этого не сделать. Вся эта история упирается в невысокий уровень культуры и отсутствие понимания о рамках поведения.

К тому же есть родители и их весьма немало, которые по определению считают, что система образования им обязана.

Читайте также:  Условия проведения рефинансирования

И раз она эту обязанность не выполняет, то нужно заниматься поиском виновного», — уточняет доктор психологических наук.

Поиск виновного в данном случае работает как защитный механизм. Это своеобразная защита собственных чад от «недостойных» учителей.

Однако разбираться в том, почему у ребенка возникают проблемы, люди такого типа личности не хотят. Это неизбежно приведет к признанию собственных промахов и недоработок.

Существует еще одна подсознательная причина, по которой родители пытаются очернить преподавателей, — собственный травмирующий опыт.

«Нередко этим занимаются люди, у которых были не очень хорошие отношения с педагогами в школах. Им есть на что обижаться на учителей как на касту. В лице конкретного педагога они наказывают всё сообщество и мстят за былые неудачи. К этому прибавляется возможность дезавуировать светлый образ педагога, каким нам его всегда преподносили», — считает Слободчиков.

Психолог убежден, что единой причины подобного поведения родителей, как правило, не бывает. Здесь задействован целый комплекс факторов, но какой-то мотив является ведущим: жажда самовыражения, стремление контролировать учебный процесс, поставить учителя на место.

«Учитывая, что на любого человека можно накопать что угодно, при желании интерпретировать это как угодно, возникает такая цепочка. Учитель с какими-либо недостатками недостоин учить мое замечательное чадо. Эта тенденция возникла из-за модели о том, что педагогика — это система обязанностей», — резюмирует доктор психологических наук.

Всем обязаны

Плодотворная почва для людей такого психологического типа — родительские чаты, где они могут транслировать сплетни по поводу учителей и их личной жизни, а заодно настраивать против них весь класс.

Участие педагога в родительских чатах лишает его времени, которое нужно потратить на проверку работ, подготовку к урокам, внеклассной работе, не говоря уже о личной жизни.

Единственное разумное решение для педагога — держать дистанцию, считает активист профсоюза «Учитель», преподаватель истории и обществознания Александр Кондрашов.

«Общение между учителями и родителями должно быть дозированным и адресным. В некоторых школах учитель действует через классного руководителя. Как преподаватель, я понимаю, что общение со всеми родителями учеников — мне не нужно. Если возникают какие-то сложности, решать их нужно лично», — отмечает преподаватель.

Родители хотят, чтобы у ребенка перед глазами был пример для подражания, убежден Кондрашов. Однако далеко не все из них способы сами вести образцовую жизнь, и поэтому перекладывают эту обязанность на учителя.

«Это подпитывается еще и представлениями о том, что школа должна воспитывать их детей, а учитель — соответствовать представлениям о правильном образе жизни. При этом самим родителям соответствовать этому образу совершенно необязательно. Часто родители хотят, чтобы их дети увлекались чтением, хотя сами не берут книг в руки. Здесь то же самое», — считает Кондрашов.

Беззащитность учителей в подобных скандалах связана еще и с тем, что коллектив боится отстаивать свои права. Когда преподаватели разобщены или боятся сказать слово в защиту уволенного, директору проще всего расправиться с «одиночкой».

В региональных школах, где кадровый вопрос стоит всё более остро, директор тем не менее может безо всяких разбирательств уволить неугодного учителя. С учетом разницы в зарплатах учителей в столице и регионах многие учителя держатся на чистом энтузиазме и любви к детям.

Если родители будут под «благовидными» предлогами вытравливать их из профессии, желающих преподавать в школах станет еще меньше.

«Учителя сами себя не умеют защитить, и в этом не заинтересовано руководство. Поэтому на них можно нападать без риска получить ответ.

С одной стороны, на них лежит ответственность за жизни детей, к каждому нужно подходить персонально, при этом никаких механизмов воздействия на школьников, кроме как что-то говорить, попросту не существует.

Учитель должен уметь сразу всё и при этом получать довольно низкую зарплату, иногда меньше МРОТ», — добавил представитель профсоюза.

Физрук, уволенный за «аморальный поступок», признан потерпевшим — МК

Более трех лет преподаватель физвоспитания московской школы № 170 Валерий Литвинов борется в судах против сфальсифицированного тогдашним директором этого учебного заведения решения о его увольнении «за аморальный поступок», а также за восстановление своего доброго имени. И вот итог.

Как стало известно «МК», Черемушкинский межрайонный следственный отдел Следственного управления по Юго-Западному округу главного следственного управления Следственного комитета России по г.

Москве принял постановление о признании Валерия Литвинова потерпевшим и о массовых фальсификациях в его деле, допущенных прежним руководством школы.

Много лет учитель физкультуры Валерий Литвинов, призер конкурса «Московский учитель года-2008» и победитель «Учителя года» Ново-Косино, был на хорошем счету. Ученики его обожали, родители писали благодарности.

Однако от конфликта с тогдашним директором школы Виктором Киселевым, быстро переросшим в настоящую войну, физрука это не защитило.

Ибо на кону стоял вопрос учительских зарплат, которые директор пытался срезать, а Литвинов, как лидер местной профсоюзной организации – защитить.

Именно стараниями Литвинова в 2017 году руководству школы пришлось вернуть педагогам отнятые было у них средства.

И этого ему не простили: засняв исподтишка, как физкультурник, страхуя выполняющую упражнения школьницу, придерживает ее за голени, тогдашний директор сфабриковал против него дело «об аморальном проступке, несовместимом с педагогической деятельностью». На этом основании Литвинов был уволен.

Причем уволен с волчьим билетом, ибо ни одна школа, понятно, никогда не возьмет на работу человека, пусть не прямо, а косвенно, но все же фактически обвиненного в педофилии.

Чем строптивый профсоюзник, уволенный по «нехорошей» статье за то, что не позволил директору школы наложить лапу на учительские деньги, жил все эти годы, как платил по как на грех взятым незадолго до того кредитам — отдельная история. Страшно и подумать, что ему и его близким пришлось пережить на этом крестном пути. Но он не сломался, отстаивая в бесконечных судах свою невиновность и требуя восстановления на работе. И, похоже, вот-вот победит.

Документы, на основании которых Литвинова уволили из школы «за аморалку», и с самого начала сильно попахивали липой: достаточно упомянуть, что, фактически уличив своего преподавателя чуть ли не в педофилии, директор Киселев не счел нужным сообщить об этом ни в правоохранительные органы, ни даже родителям «пострадавших» детей, а лишь по-быстрому убрал из школы своего оппонента.

Но лишь в декабре 2020 года, после вмешательства в дело Следственного комитета, в деле наконец расставлены все точки. В постановлении Черемушкинского межрайонного следственного отдела Следственного управления по Юго-Западному округу главного следственного управления Следственного комитета РФ по г.

Москве (имеется в распоряжении «МК») Литвинов прямо признан потерпевшим от неправомерных действий тогдашнего директора Киселева. А против самого Киселева и некоторых других активных действующих лиц трагедии трехлетней давности возбуждены уголовные дела по ч.1 ст. 285 и ч.1 ст.

303 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями» и «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности»).

В частности, как отмечается в документе, следствием установлено, что Киселев, «будучи лицом, наделенным полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения сотрудниками, находящимися от него в служебной зависимости, являясь должностным лицом, принял решение о незаконном увольнении учителя физической культуры…

Валерия Литвинова ввиду наличия между ними неприязненных отношений.

Для достижения возникшего преступного умысла Киселев вступил в предварительный преступный сговор с ранее ему знакомым Юшиным, направленный на фальсификацию материалов служебного расследования в отношении Литвинова», а действовали эти персонажи, «распределив между собой преступные роли и разработав план совершения преступления».

Вот так, как установили следователи, и было «принято незаконное решение об увольнении Литвинова якобы за совершение аморального и непедагогического поступка».

А затем Юшин, зная о фальсификации, предоставил в суд, куда обратился Литвинов, заведомо недостоверные, подложные материалы служебного расследования в отношении Литвинова.

«Своими преступными действиями Киселев и Юшин,- отмечается в документе, — существенно нарушили законные права и интересы Литвинова, выразившиеся в незаконном увольнении и возможности осуществлять трудовую деятельность».

На этом основании Литвинов признан сейчас в качестве потерпевшего, а на 11 января назначено заседание суда по этим вновь открывшимся обстоятельствам. «МК» будет внимательно следить за развитием событий.

«Терпеть бесконечные унижения просто невозможно»: педагог – о том, почему учителя бегут из школ

Когда стало известно о массовых увольнениях, начальник Департамента образования администрации Екатеринбурга Екатерина Сибирцева заявила, что педагоги просто переходят из одной школы в другую. По ее словам, учителя работают с нагрузкой в полторы ставки, кадровые потребности школ закрыты, а на место уволившихся специалистов быстро приходят новые — выпускники вузов и колледжей.

В то же время звучали предположения, что педагоги уволились из-за того, что не смогли сработаться с новым директором. Сами учителя говорят, что это стало лишь последней каплей, а проблемы и недовольство копились давно.

Мы попросили сотрудника одного из образовательных учреждений города анонимно (для максимальной откровенности) рассказать, что на самом деле происходит в школах и почему увольняются учителя:

Последняя капля

— Педагоги уволились, потому что в обе школы пришли новые директора. Это правда. Не знаю почему, но в системе образования теперь так принято. В каждой школе по-прежнему существует практика «кадрового резерва»: людей из коллектива готовят к тому, чтобы кто-то из них сменил директора, когда тот уйдет.

Но этим кадровым резервом почти никогда не пользуются. Новый директор приходит из другой школы. За ним приходят его люди — завучей меняют вслед за директором. И завуч — это как раз тот специалист, который работает непосредственно с педагогическим коллективом. Отношения с новым начальством не сложились.

Вот и ушли.

Думаете, мелочь? Так себе причина для «массовых увольнений»? Вы правы. Но это и не причина, а последняя капля. Знаете, в определенном смысле хорошо, что так получилось. Появился повод поговорить о проблеме. Только никто не говорит и не пишет почему-то.

Читайте также:  Возврат денег за авиабилет

Штатная ситуация

Ответственные за образование чиновники назвали то, что произошло в 108-й гимназии и 3-м лицее, штатной ситуацией. Это верно. Но не в том смысле, что ничего страшного. А в том, что такое происходит постоянно и везде. Увольнение педагогов восприняли как локальное ЧП.

На самом деле это вялотекущая катастрофа: учителя уходят, на смену им никто не приходит. Я сама второй год пытаюсь уволиться. Но не могу. Вместо меня работать некому. И я держусь. Пока. И все мы держимся. Но силы заканчиваются. Потому что терпеть бесконечные унижения уже просто невозможно.

Знаете, например, чем прямо сейчас занимаются педагоги в школах, техникумах и колледжах вместо того, чтобы учить ваших детей? Заполняют очередной огромный бесполезный отчет — «в связи с проверкой соблюдения норм законодательства в вопросах контртеррористических мероприятий».

Мы обязаны рассказать о том, не завербовали ли наших учеников экстремисты, и о том, что мы, педагоги, сделали для борьбы с этим. Но погодите. Разве это наша работа? Точно? Вроде бы нам следует прививать детям любовь к чтению, интерес к естественным наукам, развивать в них критическое мышление, логику и так далее.

С террористами вроде сражаются совсем другие структуры. Но по факту они просто переложили эту ответственность на нас, обязали заполнять бесполезный отчет, в конце которого, например, есть примерно такой пункт: «Не являются ли сторонниками экстремистских организаций сотрудники образовательного учреждения?».

Понимаете? Нас еще и спрашивают: кстати, а вы сами-то не террористы случайно? Что это, если не унижение?

Просто обслуга

Мы стерпим. Заполним и отправим. Отчитаемся по всей форме, что у нас все хорошо. Как всегда. А потом пойдем в классы и аудитории, где нас снова будете унижать вы и ваши дети. Авторитет педагога растоптан.

Для родителей учитель и уборщица — это теперь специалисты примерно одного уровня. Просто обслуга. Мы теперь живем в мире, где педагога увольняют за безобидное фото в купальнике.

Где дети доводят учителя до истерики, а потом включают камеры мобильного телефона. Где ребенок всегда прав, а училка — всегда дура и садист.

Наше высокое начальство относится к нам примерно так же. Вы читали, например, кодекс этики педагогического работника, который недавно обновило Министерство просвещения? Почитайте. Интересно.

Там по одному из пунктов в общении с учениками и родителями учитель всегда обязан «проявлять доброжелательность, вежливость, тактичность и внимательность». Строгость, настойчивость, авторитет проявлять не должен.

О таком там ни слова.

Это лишь иллюстрация того, что для власти мы тоже обслуга: массовка на митингах «Единой России», послушный электорат, бесплатная рабочая сила на городских субботниках и так далее.

«Зачем вы тогда все это терпите? Почему не уйдете?» — спросите вы. Мы уйдем. Не переживайте. Еще чуть-чуть потерпим и уйдем.

А вы подумайте о том, кто вместо нас будет учить ваших детей в переполненных школах, где спортзалы и рекреационные зоны в коридорах переделывают в учебные классы?

«Ярмарка вакансий»

Девочки-выпускницы педагогических вузов нас сменят? Нет. Не сменят.

Расскажу для примера о том, как в таких вузах проходят «ярмарки вакансий» — когда потенциальные работодатели, сотрудники учебных заведений, приходят к студентам и приглашают к себе на работу.

Вы, наверное, представили себе ярмарку, как в УрФУ: большой зал, стойки с раздаточными материалами, между которыми задумчиво расхаживают будущие выпускники.

Все не так. Мы приходим к студентам, когда у них идет пара. Как только она заканчивается, нас быстро запускают внутрь и запирают дверь аудитории снаружи на ключ. Потому что иначе они разбегутся. Им неинтересно нас слушать. Никто из них к нам на работу не собирается. Они спросят нас о наших окладах. Мы ответим. Они посмеются. И все.

Когда мы были молодые, с подругами-учителями между собой шутили: мол, чтобы дать нашим детям неплохое образование, можем просто водить их друг другу в гости. Внуков, похоже, именно так и будем учить. В школах их вряд ли кто-то чему-то научит.

UPD

После выхода колонки в редакцию 66.RU обратились представители департамента образования администрации Екатеринбурга с комментарием по этой проблеме. Публикуем его без изменений:

— На сегодняшний день и в гимназии №108, и в лицее №3 проблема кадрового голода отсутствует.

Увольнение педагогов из данных образовательных учреждений было связано с различными причинами: выходом на заслуженный отдых, повышением по должности, сменой места жительства.

Об уходе сотрудников руководители учебных заведений были заранее проинформированы, что позволило своевременно принять на вакантные места новых педагогов. Директора в этих учреждениях не менялись, работают давно и стабильно.

Естественная ротация сотрудников традиционно происходит во время летних школьных каникул. Примерно в этот же период — с мая по сентябрь — руководители образовательных учреждений проводят комплектование кадрового состава.

Отметим, что проблема нехватки учителей отсутствует и в остальных общеобразовательных учреждениях Екатеринбурга: на все вакантные места приняты как молодые педагоги, так и учителя со стажем работы.

Уйти оболганными… За что в московских школах увольняют учителей

Учительнице школы № 1795 Марине Мельниковой приписали попытку задушить четвероклассника, а физруку Денису Жуковскому — приставание к старшекласснице. Денис Юрьевич, проработавший в этой школе 10 лет, написал заявление об уходе, но Департамент образования и науки г. Москвы ничего особенного во всем этом не видит.

В нашу редакцию пришло необычное письмо: в нем говорилось о «вовлечении несовершеннолетних в травлю учителей». Подписано оно было двумя учителями. Мы сразу переслали это письмо в ДепОбр с просьбой к его руководителю — Исааку Иосифовичу Калине лично прокомментировать сложившуюся ситуацию, и начали свое расследование.

Письма от родителей и учителей московских школ, не согласных с тем, что происходит в столичном образовании, приходят в нашу редакцию так же часто, как, наверное, письма поклонников — Алле Пугачевой.

Содержание писем можно разделить на две основные темы:

1. Возмущение незаконным увольнением директоров и учителей.

2. Соображения в пользу увольнения директоров и учителей.

На крысе были написаны три буквы: И,И,К., совпадающие с инициалами руководителя департамента образования и науки Исаака Иосифовича Калины

На публикации в СМИ и запросы департамент образования и науки Москвы как правило отвечает заверениями, что все в порядке, ситуация под контролем… И лишь дважды за последние годы после статей в «НИ» директора школ: № 1133 Леонид Ковшов и директриса школы №1434 Галина Фримучкова были уволены с работы.

Запрос же «НИ» с просьбой к руководителю Департамента образования и науки города Москвы Исааку Иосифовичу Калине лично прокомментировать ситуацию в школе № 1795, вовсе остался без ответа. В редакцию пришло только письмо пресс-службы этого ведомства, которое НИКТО не подписал. В письме этом — заверения в том, что в школе все в порядке.

В последнем абзаце содержится или ДЕЗИНФОРМАЦИЯ или ОТКРОВЕННАЯ ЛОЖЬ:

«Отметим, что в это время один из педагогов школы действительно находился на больничном из-за проблем со здоровьем, однако это не имеет никакого отношения к служебным расследованиям, которые проводились в школе».

Заявление на имя директора школы № 1795

Департамент не счел нужным назвать фамилию педагога.

Мы же назовем: речь в письме идет о 61-летней учительнице, отдавшей всю свою сознательную жизнь воспитанию и обучению детей, — Светлане Филиной, не сумевшей пережить травлю ее коллег, и получившей вследствие этого инсульт.

В начале этого года в школе № 1795 травили лучшую подругу Филиной — Марину Яковлевну Мельникову, проработавшую в системе образования 28 лет.

Учительницу младших классов обвинили в страшных вещах, мы подробно расскажем об этом.

Сейчас же представим хронологию событий.

Итак: «удушение» было 28 января; мама «пострадавшего» ребенка пишет заявление 31 января; 10 февраля учителя младших классов Марину Яковлевну Мельникову ставят в известность о том, что мама четвероклассника обвиняет Мельникову в издевательстве над ее сыном, вот цитата из ее заявления:

«Педагог схватила его за горло и сказала заткнись».

После этого заявления — то есть 10 февраля начинается служебное расследование.

«Пострадавший» мальчик учится в классе «К» у Филиной Светланы Юрьевны, Марина Яковлевна Мельникова — ее давняя подруга, она учит четвертый «И». Обе учительницы со своими учениками были в день происшествия в одном помещении — библиотеке.

Светлана Филина точно знала, что никакого удушения не было, и пришла в ужас от того, что очевидный навет будут разбирать «по полочкам».

С 11 февраля Светлана Филина уходит «на больничный», через несколько дней с ухудшением здоровья она попадает в больницу- с инсультом.

Вот что в интервью «НИ» об этой ситуации рассказал муж С.Ю. Филиной — Александр Филин:

«Света очень волновалась за Марину Яковлевну: ведь она узнала о расследовании раньше своей подруги.

Жену мучил вопрос: «Как сказать Марине Яковлевне, что под нее «копают»?» Света не могла понять, что происходит, почему против уважаемой учительницы выдвинули такое страшное обвинение? Конечно, у жены были и другие болячки, но инсульт был вызван, конечно же, в том числе этой ненормальной ситуацией в школе, из-за которой жена пришла в страшное волнение. Света до сих пор лежит в больнице, не говорит, на восстановление уйдет, похоже много времени. Инсульт напрямую связан с этим случаем, с «удушением».

Читайте также:  Соглашение о конфиденциальности

Мы поговорили с мамой четвероклассника, — автором доноса на учительницу:

«Я с Вами разговаривать не буду, позвоните мужу».

«Если хотите, — встретимся в присутствии директора школы».

Родители, оболгавшие учительницу, явно были не рады общению с представителем СМИ…

Акт о проведении расследования

Преподаватель информатики школы № 1795 Дарья Иванова, в отличие от Департамента образования Москвы, видит прямую связь между инсультом, полученном учительницей, и скандалом с псевдо-удушением.:

«Если сопоставить все факты, то я думаю, что инсульт Светланы Филиной связан с этой историей. С приходом нового директора у нас началась текучка кадров, вот в прошлом году выжили Филиппова Константина Юрьевича, учителя английского языка.

По его словам, Сетежева ему прямо сказала: «Пиши заявление по собственному желанию, или уволю по статье». Филиппов ушел. А что вы хотите, если директриса нам всем угрожала, в случае чего, автобус с учителями из Пензы прислать? Вот такая атмосфера в школе после объединения нескольких школ.

При старом директоре — Марине Олеговне Шамаловой ничего подобного у нас не было — кадрами дорожили».

Мы получили комментарий самой директрисы школы № 1795 — Валентины Сетежевой. Надо отдать ей должное: она согласилась дать «НИ» интервью по телефону, хотя большинство директоров московских школ, в случае возникновения кризисной ситуации, от комментариев отказываются. И вот какой состоялся у нас разговор:

Сразу четыре учителя возглавляемой Вами школы нам заявили, что Вы совсем не дорожите людьми. Вам приписывают слова о том, что Вы найдете любому замену, что у Вас в Пензе целый автобус с учителями, готовыми переехать в Москвы стоит?

— Это клевета — ничего про автобус из Пензы я никогда не говорила.

В центре фотографии — Денис Жуковский

— Учителя в один голос говорят, что все эти расследования поведения педагогов преследуют одну цель — избавиться от неугодных.

— Расследования было не для того, чтобы кого-то уволить, а для того, чтобы разобраться в ситуации.

— Вы понимаете, что этим расследованием Вы оскорбили учителя, которая 20 лет проработал в школе, в которой Вы директором всего 3 года?

— Не три года, а пять. Расследование я должна была провести — этого требует КЗОТ — кодекс законов о труде.

Здесь надо пояснить, почему автор этой статьи ранее в статье использовал такие слова, как «ложь», «донос», «дезинформация».

Объяснение свидетельницы «происшествия»

Публикуем результат расследования «поведения» учителя младших классов Марины Мельниковой:

Как мы видим, НИКОГО Марина Мельникова за горло не хватала, непедагогично «ЗАТКНИСЬ» не орала…

В Акте расследования стоит обратить внимание на две фамилии: Мишустин и Мартиросян. Первый — это руководитель школьного отделения № 3, второй — специалист по безопасности, мы еще расскажем о роли каждого из них в скандале, разразившимся в школе № 1795.

Скандал этот связан не только с тем, что одну учительницу обвинили в том, что она не совершала, и даже не в том, что ее подруга из-за переживаний по этому поводу слегла в больницу с инсультом.

Примерно, в тоже самое время в школе проводилось еще одно служебное расследование, которое привело к тому, что учитель физкультуры, проработавший в школе № 1795 10 лет — Денис Юрьевич Жуковский написал заявление об уходе «по собственному желанию».

О том, что происходило в школе, когда все узнали, что физрук Жуковский ушел, нам рассказала Елена Карцева, учитель, проработавший в школе № 1795 почти 30 лет:

«Дети плакали, рыдали, «мы его любим». Когда Денис ушел, ко мне подходит мальчишка, слезы в глазах стоят, говорит мне: «В этой школе мне больше делать нечего. У меня 45 лет педагогического стажа, но чтобы в школе такое было, я не припомню. Дело в том, что школа развалена.

Я пришла, и увидела домашнюю, хорошую, добрую атмосферу, и такое же отношение учеников к учителю. Сейчас же дети вообще не знают директора — она же директор сразу трех школ и четырех детсадиков. Как можно быть мужем семи женщин? Числиться директором нескольких школ можно, а БЫТЬ нельзя. У нас была директором Марина Олеговна Шамалова.

У нас при ней никогда не было текучки кадров, а Вы посмотрите что сейчас?! «.

Жалоба на учителя физкультуры Дениса Юрьевича содержала в себе очень серьезные обвинения, вот она:

Просьба об аннуляции объяснительной дочери

«Он начал трогать нашу одноклассницу…учитель применил физическую силу, тем самым чуть не столкнув с лестницы».

«Трогать одноклассницу» — уж не обвинение ли это в сексуальном домогательстве?

Заметим, что «свидетель происшествия» ничего не видела, и не могла видеть — об этом говорит видеозапись, которую прислали нам в редакцию, и сам учитель физической культуры Жуковский Денис Юрьевич.

В школе № 1795 заведен такой порядок: по одной лестнице можно ТОЛЬКО подниматься, по другой — ТОЛЬКО спускаться. За соблюдением этого правила следят учителя и их классы, по очереди. По графику, в тот злополучный день дежурил физрук Жуковский:

«Я был с седьмым классом на дежурстве. Поднимаются две десятиклассницы, я им говорю: «Эта лестница — для спуска, поднимитесь, пожалуйста, по другой лестнице.

Одна из девочек подчинилась, сразу начала спускаться вниз — то есть ничего, что происходило далее она просто физически видеть не могла. Вторая десятиклассница не обратила на мои слова никакого внимания, продолжила подниматься по лестнице.

Она просто проигнорировала моя слова, я расставил просто руки, чтобы она не могла пройти, я к ней не прикасался».

Откуда же выросли ноги» у служебного расследования, «прикасаниям» и угрозе «падения с лестницы»?

Помните две фамилии: Мишустин и Мартиросян? Настала пора рассказать об их участии в расследовании.

Вот что в интервью «НИ» рассказал руководитель школьного отделения № 3 В.А. Мишустин:

«Я проводил расследование по распоряжению специалиста по безопасности Мартиросяна Р.Р. Никого ничего писать я не не заставлял».

«Не заставлял» — это спорное утверждение. Спорное, хотя бы потому, что мама «свидетельницы происшествия» написала в своем заявлении на имя директора школы № 1795 В.В. Сетежевой, вот оно:

«…на ее отказ сказал (Мишустин — прим автора статьи), что это обязательно, что она фигурирует в объяснительных других детей (хотя их никто не писал). Мишустин пригласил в кабинет, дал шаблон письма, продиктовал некоторые фразы. Считаю не педагогичным привлекать детей к этим разборкам».

За несколько дней до всего этого происходит встреча директрисы с физруком, Валентина Валерьевна в интервью «НИ» призналась, что еще ДО НАЧАЛА СЛУЖЕБНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ предложила Денису Жуковскому уволиться:

«10 февраля мама ученицы позвонила в школу, она была «на взводе». Мы начали осматривать камеры, разговаривать с учителем физической культуры, проводить расследование. Там был некий спор.

Учитель не может себе позволить грубо разговаривать, он должен был передать информацию о нарушении классному учителю девочки, написать в электронный дневник. Он повел себя непедагогично.

Да, у нас была с ним встреча, и мы говорили, что может быть увольнение по статье».

Итак: директриса, не дождавшись окончания расследования, вызывает учителя, и «предупреждает» его об увольнении по статье…

При этом, однофамильца нашего нового премьер-министра «за дачу заведомо ложных показаний учеников», которые он собирал, используя заранее приготовленный шаблон, и вводя учеников заблуждение, утверждая, что другие дети уже написали такие же объяснительные, НИКТО уволить не угрожает…

Это до глубины души возмутило физрука Дениса Жуковского. Его возмущение усилилось сто крат, когда по итогам служебного расследования он был признан нИ в чем не виновным.

«Я подошел к директору потом и говорю: «Надо с Мишустиным также поступить – либо заявление по собственному, либо — по статье. Мишустин ее ставленник – она его отправила в отпуск сразу. Когда я уволился, он на следующий день сразу вышел на работу», — заявил в интервью нашему изданию Денис Жуковский.

Сразу скажем, что директриса Сетежева никакого служебного расследования непедагогичных действий В. Мишустина не проводила, хоть на то БЫЛИ ВСЕ ОСНОВАНИЯ — родительница его обвинила во лжи, указала на то, что писать «объяснение» надо было по заранее приготовленному шаблону!

«Я лично ему (Д.Ю. Жуковскому — прим. автора) приносила извинения, кстати. Я ему сказала: «Прошу прощения», — сообщила в интервью «НИ» Валентина Сетежева.

Денис Юрьевич выбрал для себя другой вариант развития событий:

«Я в образование не собираюсь возвращаться. У меня две дочери — 12 и 18 лет. Уезжаю в Липецкую область, город Елец. Буду директором футбольного клуба. В зарплате я теряю.

Обидно мне, конечно, сам видел, как дети плакали, примерно 300 детей стали писать письмо в мою защиту — они думали, что меня по статье уволили — я тронут их заботой обо мне. Все учителя хотели написать сначала коллективное письмо, но подписало письмо всего 7 человек из 50-ти учителей — люди боятся остаться без работы.

Мы с Мариной Яковлевной потом решили и письмо 7-ми учителей не использовать. От себя двоих написали в Департамент образования, пока нам никто не ответил».

В письме ДепОбра, присланном в нашу редакцию, говорится о том, что никакого вовлечения несовершеннолетних в травлю учителей нет, текучки кадров тоже нет, хоть из школы за 6 месяцев уволились 5 учителей…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *