Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя

Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя

Допустим, что приговором мирового судьи человек оправдан по предъявленному ему частным обвинителем преступлению, например, за клевету или легкий вред здоровью. Оправдан в связи с отсутствием в действиях состава преступления.

Оправданный в таком случае справедливо полагает, что, раз он понес затраты на услуги своего защитника – адвоката, то их можно взыскать с лица, которое так упорно добивалось привлечения его к уголовной ответственности.

Он обращается к мировому судье с заявлением о взыскании процессуальных издержек, понесенных им в связи с участием в уголовном деле адвоката.

Мировой судья вроде как должен эти требования удовлетворить, придя к выводу, что средства, которые оправданный израсходовал на оплату труда защитника, следует отнести к судебным издержкам.

Когда возмещение затрат не полагается

Однако процессуальными издержками в соответствии с ч. 1 ст.

131 УПК РФ являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. При этом, согласно п. 5 ч. 2 ст.

131 УПК РФ, к таким издержкам отнесены суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи только в том случае, если адвокат участвовал в уголовном деле по назначению.

Адвокат же осуществлял защиту обвиняемого при производстве у мирового судьи и в суде апелляционной инстанции на основании соглашения, в связи с чем расходы на оплату его услуг не могут быть отнесены к числу процессуальных издержек.

Когда можно возместить затраты на адвоката

  • Защита прав лица, понесшего расходы в результате его необоснованного уголовного преследования в порядке частного обвинения, как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 2 июля 2013 года № 1057-О и Определении от 26 мая 2016 года № 1141-О, может быть осуществлена посредством использования гражданско-правового механизма, в том числе – на основании положений статьи 1064 ГК РФ.
  • Отсюда вывод, что взыскать с частного обвинителя в пользу оправданного сумму, выплаченную за оказание юридической помощи адвокатом, можно лишь путем предъявления искового заявления по правилам о взыскании убытков и причинения вреда.
  • Оправданный думает, что его иск гарантирован оправдательным приговором и документами об оплате услуг адвоката, но его ждет разочарование, поскольку не так-то просто взыскать эти, казалось бы, законные издержки по уголовному делу.

Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя

Примеры из судебной практики

Пример 1.

По одному из дел оправданный ранее истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании расходов на услуги адвоката. Свой иск он мотивировал тем, что был оправдан в связи с отсутствием состава преступления по делу частного обвинения в совершении преступления, предусмотренного частью 1 ст. 128.1 УК РФ – клевета, где частным обвинителем являлся ответчик.

Суд отказал в иске, указав, что использование способа защиты нарушенного права ответчиком – частным обвинителем по делу частного обвинения (подача заявления о привлечении к уголовной ответственности истца) – не является противоправным.

Направляя мировому судье в порядке частного обвинения заявление, частный обвинитель реализовал свое конституционное право на обращение в органы, которые в силу закона обязаны разрешать такие заявления, и имел намерения защитить свои интересы, при этом не причинил вреда истцу.

Поэтому отсутствуют основания для взыскания компенсации морального вреда и судебных расходов.

Как следует из материалов дела, данные, свидетельствующие о злоупотреблении ответчиком правом на обращение к судье в порядке частного обвинения (ст. 22 УПК РФ), а также об изложении им в заявлении заведомо ложных данных с целью причинить истцу вред, отсутствуют.

Обращаясь к мировому судье с заявлением частного обвинения в отношении истца, гражданин не преследовал цели необоснованно привлечь истца к уголовной ответственности и не имел намерений причинить ему вред. Таким образом злоупотребления правом со стороны ответчика при обращении к мировому судье с заявлением частного обвинения в отношении истца не установлено.

Истец не представил относимых, допустимых и достоверных доказательств, которые бы подтвердили, что ответчик, обращаясь к мировому судье с заявлением частного обвинения в отношении истца, преследовал цели необоснованного привлечения его к уголовной ответственности либо имел намерения причинить вред.

Такая же история повторится, если попытаться взыскать деньги за моральный вред, который причинил заявитель оправданному по делу частного обвинения согласно ст.1100 ГК РФ.

Напомню, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса РР, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя.

Право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанном в части 2 ст. 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

Если при рассмотрении дела суд установит, что обращение лица с заявлением в государственные органы и органы местного самоуправления не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно желанием причинить вред другому лицу, т.е. имело место злоупотребление правом, то компенсация морального вреда возможна.

Пример 2.

По одному из дел, суд указал: Разрешая иск, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что обращение с заявлением о возбуждении дела частного обвинения по ч. 1 ст.

116 УК РФ, заявитель действовал с намерением причинить вред, а не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, в связи с тем, что ему достоверно было известно о том, что обвиняемый им человек не совершал инкриминируемые ему деяния, а потому взыскание компенсации морального вреда законно.

Пример 3.

По другому делу, суд отказал во взыскании.

Заявляя настоящие требования, истец указал, что, предъявляя необоснованные обвинения в рамках уголовного дела, ответчик нанес ему моральный вред, причинил нравственные страдания и сделал это намеренно, чтобы подорвать его репутацию законопослушного человека среди коллег и знакомых, поскольку окружающие знали, что он проходит по уголовному делу в качестве подсудимого.

Однако суд первой инстанции, отказывая истцу в иске, правомерно не согласился с данными доводами,. Суд указал, что противоправность действий ответчика могла заключаться в злоупотреблении им правом (п. 1 ст.

10 ГК РФ) на обращение в государственные органы, что могло иметь место только в том случае, если бы обращение ответчика с заявлением о возбуждении уголовного дела не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением защитить свои права, а исключительно намерением причинить вред истцу.

Судом при рассмотрении дела не было добыто доказательств того, что обращение ответчика к мировому судье с заявлением о привлечении к уголовной ответственности было сделано безосновательно и исключительно с целью причинить вред истцу.

Стороны не отрицали наличие произошедшего конфликта между ними.

Осуществляя свои конституционные права, ответчик обратился в суд в порядке частного обвинения о привлечении истца к уголовной ответственности, что нельзя расценить как злоупотребление правом, направленным на причинение истцу вреда.

Вынесение оправдательного приговора в отношении истца не является основанием для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 151 ГК РФ, поскольку ответчик реализовал свои конституционные права на судебную защиту нарушенного права.

Согласно конституционно-правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 1059-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Б.

на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 1 части второй статьи 381 и статьей 391.

11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», обращение к мировому судье с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности в порядке частного обвинения само по себе не может быть признано незаконным лишь на том основании, что в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не нашло своего подтверждения.

В противном случае ставилось бы под сомнение конституционное право каждого на судебную защиту, выступающее, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, гарантией всех других прав и свобод человека и гражданина, в том числе права на защиту своей чести и доброго имени, гарантированного статьей 23 Конституции.

Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя

Когда расходы на адвоката хочет вернуть обвинитель

Рассмотрим иную ситуацию, когда частный обвинитель хочет взыскать свои расходы при наличии обвинительного приговора суда, которым лицо признаётся виновным в совершении преступления частного обвинения. Потерпевшим по делу были понесены процессуальные издержки, связанные с необходимостью оплаты услуг своего представителя – адвоката, с которым заключено соглашение.

На основании части 3 статьи 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя (ст. 131 УПК РФ).

Если указанные расходы, подтверждены соответствующими документами, то, в силу пункта 9 части 2 статьи 131 УПК РФ, они относятся к «иным расходам», понесенным в ходе производства по уголовному делу, которые взыскиваются с осужденных (часть 1 ст. 132 УПК РФ).

К таковым в частности относятся расходы:

  • непосредственно связанные с собиранием и исследованием доказательств и предусмотренные УПК РФ (например, связанные с участием в производстве следственных действий педагога, психолога и иных лиц);
  • на участие представителя;
  • на иных заинтересованных лиц на любой стадии уголовного судопроизводства при условии их необходимости и оправданности.

Согласно п. 34 Постановления Пленума ВС РФ №17 от 29.06.10 года, вопрос о возмещении процессуальных издержек может решаться судом в порядке ст. 397 УПК РФ, то есть подачей не искового заявления, а заявления в порядке исполнения приговора, что значительно проще, чем подача иска.

Вывод

Если в отношении вас вынесен оправдательный приговор, и вы понесли расходы за услуги адвоката, то взыскать с заявителя денежные средства и компенсацию морального вреда возможно только через исковое заявление.

Если же вы частный обвинитель и по вашему заявлению вынесен обвинительный приговор, то взыскать расходы за услуги адвоката вы можете, просто подав заявление тому же судье о взыскании процессуальных издержек по делу.

Расходы на адвоката: процессуальные издержки или убытки — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Если уголовное дело частного обвинения прекратилось из-за декриминализации статьи, кто и на каком основании должен возмещать расходы потерпевшего на адвоката? Поскольку УПК на этот счет молчит, суды взыскали процессуальные издержки по статьям ГК об убытках с бывшего обвиняемого. Конституционный суд с таким подходом не согласился и предписал изменить закон. Эксперты рассказали, как на практике взыскивают расходы по уголовным делам, и спрогнозировали возможные законодательные поправки.

В конце апреля Конституционный суд опубликовал Постановление № 21-П, принятое по жалобе Александра Музыки. Мужчина потребовал признать неконституционными две статьи ГК о возмещении убытков, на основании которых с него взыскали процессуальные издержки по уголовному делу.

Нет приговора, но есть расходы: предыстория

  • В отношении Музыки возбудили дело частного обвинения по ст. 116 УК («Побои»). Потерпевшей и частным обвинителем по нему выступила Марина Пирогова*.
  • В декабре 2015 года мировой судья признал мужчину виновным и оштрафовал его на 5000 руб. В связи с амнистией по случаю 70-летия Победы судимость с Музыки сняли, от выплаты штрафа освободили.
  • Апелляция приговор отменила и направила дело на пересмотр.
  • В сентябре 2016 года мировой судья прекратил производство по делу в связи с отсутствием состава преступления. Незадолго до этого ч. 1 ст. 116 УК, которую вменяли Музыке, декриминализировали.
  • Пирогова обратилась в суд с заявлением о взыскании с Музыки 75 000 руб., которые она потратила на оплату услуг адвоката. Мировой судья ее требования частично удовлетворил и взыскал с Музыки 20 000 руб. по ч. 1 ст. 132 УПК, согласно которой процессуальные издержки взыскиваются с осужденных.
  • Апелляция с таким выводом не согласилась и направила дело в части взыскания процессуальных издержек на пересмотр. Суд пояснил, что обвинительного приговора в отношении Музыки нет, поэтому ч. 1 ст. 132 УПК применяться не может.
  • При пересмотре мировой судья Пироговой отказал, отметив, что заявительница может взыскать расходы на адвоката в гражданском судопроизводстве.
  • После этого Пирогова инициировала гражданский спор с Музыкой. Она потребовала с него 75 000 руб. расходов на адвоката в качестве возмещения материального ущерба по ст. 15 (возмещение убытков) и ст. 1064 (ответственность за причинение вреда) ГК. Первая инстанция иск удовлетворила полностью. Все вышестоящие суды оставили решение в силе.
Читайте также:  Межевание земельного участка бесплатно — новый закон в 2021 году. какие документы нужны для межевания земельного участка?

Что решил КС?

Музыка посчитал, что его права были нарушены, и обратился в Конституционный суд. В своей жалобе он указал: по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, ст.

15 и 1064 ГК противоречат Основному закону, поскольку разрешают суду в рамках гражданского судопроизводства взыскивать расходы потерпевшего на адвоката в полном размере с обвиняемого, чья вина не была доказана в порядке уголовного судопроизводства.

Рассматривая жалобу Музыки, КС сослался на высказанные им ранее правовые позиции, согласно которым ст.

132 УПК не лишает потерпевшего (частного обвинителя) права требовать возмещения его расходов на адвоката, если дело было прекращено вследствие декриминализации деяния.

При этом уголовно-процессуальное законодательство умалчивает о специальном порядке возмещения расходов потерпевшего в приведенном случае, поэтому на практике компенсация происходит на основании ст. 15 и 1064 ГК, следует из постановления.

Практика В своей великой и несомненной мудрости: как исполняются решения КС

Однако, как пояснили в своих письменных отзывах стороны, которые принимали участие в принятии и подписании ГК, названные нормы не подлежат применению в делах о возмещении процессуальных издержек.

Такие издержки должны быть возмещены из федерального бюджета в порядке уголовного судопроизводства, говорится в отзывах. На этом же настаивал и Пленум Верховного суда в своем Постановлении от 19 декабря 2013 года № 42, отметил КС.

Тогда Пленум ВС пояснил, что процессуальные издержки по уголовным делам, которые прекращаются по нереабилитирующим основаниям, возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Более того, взыскивать такие расходы в порядке гражданского судопроизводства с лиц, уголовное преследование которых прекращено из-за декриминализации, несправедливо, потому что убытки по ГК взыскиваются в полном объеме, а процессуальные издержки по УПК – лишь в разумных пределах, добавил КС.

Таким образом, ст.

15 и 1064 ГК не обеспечивают необходимого уровня правовой определенности при возмещении расходов потерпевшего на адвоката по уголовному делу частного обвинения, которое было прекращено из-за декриминализации деяния.

В этой мере оспариваемые нормы противоречат Основному закону, постановил КС. Он предписал внести необходимые поправки в действующее законодательство, а после этого пересмотреть решения по делу Музыки.

«Эффект будет точечным, но может дать почву для научной дискуссии»: мнение экспертов

В рамках гражданского судопроизводства заявляется довольно много исков о взыскании различных расходов, которые связаны с уголовным делом, но не являются процессуальными издержками, отмечает Виктор Ушакевич из адвокатского бюро Региональный рейтинг.
.

При этом само понятие «процессуальные издержки» носит неопределенный характер, добавляет управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 20место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 49место По выручке Профайл компании
Сергей Егоров.

Сам Конституционный суд, как напоминает адвокат, несколько лет назад признал, что расходы на оплату услуг представителя оправданного по делу частного обвинения не относятся к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, который подлежит возмещению по ст. 15 и 1064 ГК (Определение КС от 25 октября 2016 года № 2230-О).

Такая ситуация приводит к путанице, поскольку расходы на адвоката, в зависимости от статуса лица в уголовном деле, могут являться либо процессуальными издержками в уголовном деле, либо гражданско-правовым вредом, либо, как выразился КС в настоящем постановлении, обстоятельством неопределенной правовой природы, порождающей возможность различного истолкования.

Сергей Егоров, управляющий партнер ЕМПП

Что касается процессуальных издержек по уголовному делу в строгом смысле, то практика их взыскания в порядке ГПК не особо распространена, отмечает Ушакевич. Такие вопросы, как правило, решаются при вынесении приговора, добавляет он.

В законе довольно однозначно закреплено, что возместить процессуальные издержки по прекращенному уголовному делу публичного или частно-публичного обвинения должно государство из средств федерального бюджета. «Каких-то особых правовых пробелов в этих ситуациях не наблюдается.

Неурегулированным является именно вопрос с делами частного обвинения, которые прекращены ввиду декриминализации [как это было в случае Музыки]», – добавляет адвокат.

Таких дел немного, замечает Тимур Соколов, кандидат юридических наук, доцент НИУ ВШЭ. По его словам, ситуация Музыки уникальная. «Сам Конституционный суд привел в своем постановлении лишь три таких решения. Думаю, что суд не далёк от истины относительно реальной распространенности таких случаев», – замечает эксперт.

Это связано с тем, что сама декриминализация составов, по которым предусмотрено частное обвинение, – довольно редкое явление, объясняет Соколов. С ним соглашается Ушакевич, напоминая, что за период действия нынешнего УПК статьи частного обвинения декриминализировали лишь дважды: в декабре 2011 года, когда утратили силу ст. 129 (клевета) и ст.

130 (оскорбление) УК, а также в июле 2016-го, когда и была частично декриминализирована ст. 116 УК о побоях.

Хотя Конституционный суд и признал частично неконституционными нормы ГК, он фактически выявил пробел в УПК, сходятся во мнении опрошенные эксперты.

«Видится только один отвечающий здравому смыслу и справедливости путь его восполнения – зафиксировать в УПК, что процессуальные издержки в случае прекращения уголовного дела частного обвинения в связи с декриминализацией деяния подлежат взысканию из федерального бюджета», – отмечает Ушакевич.

В целом принятое постановление будет носить скорее «точечный» характер из-за немногочисленности дел частного обвинения, резюмирует Соколов.

«Но выводы КС могут дать почву для научной дискуссии об основаниях и пределах субсидиарного применения норм гражданского права в других отраслях, о соотношении материального и процессуального права, может быть, и вовсе о необходимости строгого деления права на отрасли», – добавляет он.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Свердловской области

Особенности взыскания процессуальных издержек с осужденных в рамках уголовного судопроизводства

Процессуальные издержки представляют собой необходимые и оправданные расходы, связанные с производством по уголовному делу, в том числе выплаты и вознаграждение физическим и юридическим лицам, участвующим в уголовном судопроизводстве (потерпевшим, свидетелям, экспертам, переводчикам, понятым, адвокатам и др.) или иным образом привлекаемым к решению стоящих перед ним задач (например, лицам, осуществляющим хранение, пересылку, перевозку вещественных доказательств по уголовному делу арестованного имущества).

Исходя из положений п. 9 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, перечень видов процессуальных издержек не является исчерпывающим.

К иным расходам, понесенным в ходе производства по уголовному делу, относятся, в частности, расходы, непосредственно связанные с собиранием и исследованием доказательств, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (например, расходы, связанные с участием педагога, психолога и иных лиц в производстве следственных действий).

Кроме того, к ним относятся подтвержденные соответствующими документами расходы потерпевшего на участие представителя, расходы иных заинтересованных лиц на любой стадии уголовного судопроизводства при условии их необходимости и оправданности.

В состав процессуальных издержек не входят суммы, израсходованные на производство судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях.

К процессуальным издержкам также не относятся расходы на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, возмещаемые в порядке, установленном ч. ч. 3 и 5 ст.

133 УПК РФ (например, расходы на возмещение вреда, причиненного в результате незаконного изъятия и удержания имущества в качестве вещественного доказательства).

При определении размера вознаграждения адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, подлежит учету время, затраченное им на осуществление полномочий, предусмотренных частями 1 и 2 ст.

53 УПК РФ, включая время на посещения подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, находящегося соответственно в следственном изоляторе (изоляторе временного содержания) или в психиатрическом стационаре, на изучение материалов уголовного дела, а также на выполнение других действий по оказанию юридической помощи при условии их подтверждения документами.

При этом время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые он был фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу, вне зависимости от продолжительности работы в течение дня, в том числе в течение праздничного дня или выходного дня либо ночного времени. В тех случаях, когда адвокат в течение дня выполнял поручения по нескольким уголовным делам, вопрос об оплате его труда решается по каждому уголовному делу в отдельности.

В соответствии со ст. 132 ч. 1 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета по решению суда, которое должно быть мотивированным.

  • Если в судебном заседании будут установлены имущественная несостоятельность лица, с которого должны быть взысканы процессуальные издержки, либо основания для освобождения осужденного от их уплаты, суд принимает решение о их возмещении за счет средств федерального бюджета.
  • Кроме того, процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случаях:
  • реабилитации лица;
  • участия в уголовном деле переводчика, за исключением исполнения им своих обязанностей в порядке служебного задания;
  • рассмотрения уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера в соответствии с положениями главы 51 УПК РФ;
  • рассмотрения жалобы на решение о выдаче лица в порядке, предусмотренном  ст. 463 УПК РФ;

рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном главами 40 и 40.1 УПК РФ и ст. 226.9 УПК РФ, в том числе и при обжаловании приговора в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанции.

В случае оправдания подсудимого по уголовному делу по одной из статей предъявленного обвинения процессуальные издержки, связанные с этим обвинением, также возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Если лицо заявило об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, с осужденного не взыскиваются суммы, выплаченные защитнику (ст. 132 УПК РФ).

Заявление подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного об отказе от помощи назначенного адвоката по причине своей имущественной несостоятельности нельзя рассматривать как отказ от защитника. В таких случаях согласно ст. 51 ч. 1 УПК РФ участие защитника обязательно, а соответствующие процессуальные издержки могут быть взысканы с осужденного в общем порядке.

Если суд при решении вопроса о процессуальных издержках придет к выводу об имущественной несостоятельности осужденного, то в силу положений ч. 6 ст.

Читайте также:  Оформление договора займа юридическим лицом

132 УПК РФ процессуальные издержки должны быть возмещены за счет средств федерального бюджета.

Однако отсутствие на момент решения данного вопроса у лица денежных средств или иного имущества само по себе не является достаточным условием признания его имущественно несостоятельным.

В соответствии с ч. 8 ст. 132 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, совершенными несовершеннолетними, обязанность возместить процессуальные издержки судом может быть возложена на законного представителя несовершеннолетнего, совершившего преступление.

При разрешении данного вопроса суд должен выяснить, в частности, возможность взыскания процессуальных издержек за счет средств самого несовершеннолетнего, а также имущественное положение его законного представителя. В случае установления имущественной несостоятельности несовершеннолетнего и его законного представителя процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Не допускается одновременное взыскание одних и тех же процессуальных издержек в долевом порядке с несовершеннолетнего и его законного представителя.

При оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по этому делу.

Неподтверждение в ходе судебного разбирательства предъявленного обвинения не является достаточным основанием для признания незаконным обращения к мировому судье с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности в порядке частного обвинения и, как следствие, для принятия решения о взыскании процессуальных издержек с частного обвинителя.

Разрешая данный вопрос, необходимо учитывать, в частности, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя либо, напротив, о злоупотреблении им правом на осуществление уголовного преследования другого лица в порядке частного обвинения.

Принятие решения о взыскании процессуальных издержек с осужденного возможно только в судебном заседании.

При этом осужденному предоставляется возможность довести до сведения суда свою позицию относительно суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Вопрос о процессуальных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены.

В случае, когда вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он по ходатайству заинтересованных лиц разрешается этим же судом как до вступления в законную силу приговора, так и в период его исполнения.

Заявление осужденного об отсрочке исполнения приговора в части решения вопроса о взыскании процессуальных издержек подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

Отдел по обеспечению участия прокуроров в кассационной и надзорной стадиях уголовного судопроизводства уголовно-судебного управления                                               

Кс разъяснил взыскание судебных издержек при прекращении дела в связи с декриминализацией

20 декабря 2018 г. Конституционный Суд вынес отказное Определение № 3354-О, в котором отметил, что если уголовное дело частного обвинения прекращено по нереабилитирующим основаниям, то право потерпевшего на взыскание процессуальных издержек в порядке уголовного судопроизводства не исключается.

Наталья Склянова участвовала в качестве потерпевшей – частного обвинителя в уголовном деле о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 116 УК (побои). Суд первой инстанции признал обвиняемого виновным, однако, в связи с тем, что до вступления приговора в законную силу ст. 116 УПК была декриминализована, апелляция его отменила и производство по делу прекратила. 

Наталья Склянова обратилась в суд с заявлением о взыскании с подсудимого процессуальных издержек по оплате услуг ее представителя, но ей было отказано со ссылкой на то, что уголовное дело прекращено по причине декриминализации деяния, а значит, ее расходы на оплату таких услуг расцениваются как реальный ущерб, вопрос о возмещении которого подлежит разрешению по правилам гражданского судопроизводства.

Женщина обратилась в КС с жалобой, в которой указала, что ст.

132 УПК не соответствует Конституции в той мере, в какой не указывает прямо на возможность взыскать путем подачи заявления в суд, постановивший приговор, понесенные потерпевшим – частным обвинителем расходы на представителя с лица, приговор в отношении которого отменен, а уголовное дело прекращено ввиду устранения преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом, либо возместить эти расходы за счет средств федерального бюджета.

Рассмотрев дело, Конституционный Суд отметил, что по общему правилу преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления его последствий.

Поэтому решение об отмене судом апелляционной инстанции обвинительного приговора, когда до вступления его в законную силу преступность и наказуемость содеянного устранены новым уголовным законом, констатирует, с одной стороны, наличие самого деяния, содержащего состав преступления, а с другой – отсутствие в данном деянии преступности и наказуемости по смыслу нового уголовного закона.

КС указал, что в таком случае прекращение уголовного преследования – хотя и со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК (отсутствие в деянии состава преступления) – не свидетельствует об оправдании обвиняемого, не порождает у него права на реабилитацию и не является основанием для отказа в возмещении потерпевшему процессуальных издержек.

Таким образом, оспариваемая норма не исключает право потерпевшего взыскать в порядке уголовного судопроизводства суммы, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, и не нарушает права заявительницы в указанном ею аспекте.

В комментарии «АГ» адвокат АП Самарской области Кирилл Щербаков отметил, что потерпевший по природе уголовно-процессуального закона выступает на стороне обвинения вместе с прокурором, следователем и дознавателем и лишь по делам частного обвинения (всего лишь три состава преступления: умышленное причинение легкого вреда здоровью, нанесение побоев и клевета) уже самостоятельно осуществляет обвинение. «В помощь себе потерпевший может нанять представителя», – указал адвокат.

Он отметил, что в соответствии с законом затраты потерпевшего на представителя и иные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. «В рассматриваемой ситуации уголовное дело судом апелляционной инстанции прекращено, хотя и со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК, однако не свидетельствует об оправдании обвиняемого, не порождает у него права на реабилитацию и не является основанием для отказа в возмещении потерпевшему процессуальных издержек, как указано в определении КС.

То, что норма закона прямо не указывает на возможность возместить издержки по уголовному делу, которое прекращено в связи с изменением уголовного закона, никак не ущемляет права потерпевшего обращаться за защитой своих прав», – указал Кирилл Щербаков.

По его мнению, в рассматриваемой ситуации потерпевший может продолжить защищать свои права по возмещению издержек в гражданском процессе за счет федерального бюджета либо продолжить обжаловать постановление, принятое мировым судей.

Управляющий партнер АК «Бородин и партнеры» Сергей Бородин указал, что возмещение вреда, а также понесенных потерпевшим расходов в связи с участием в уголовном деле всегда направлено в прошлое.

«Поскольку заявитель нес расходы в тот период, когда деяние являлось преступным и наказуемым, то возмещение вреда, возникшего в связи с этим, предусмотрено и обеспечивается согласно ч. 3 ст. 42 и п. 1.1 ч. 2 ст.

131 УПК, на что и указал Конституционный Суд», – отметил он.

Как указал Сергей Бородин, тот факт, что деяние, согласно государственной воле, перестало с определенного момента времени содержать в себе преступность и наказуемость, не свидетельствует о незаконности и (или) необоснованности состоявшегося уголовного преследования, а следовательно, не влечет и не должно влечь отказ потерпевшему в возмещении процессуальных издержек.

«Но кто должен платить? В соответствии со ст. 132 УПК процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. В данном случае осужденного нет, остается госбюджет, и платить должно государство.

Это представляется логичным, так как деяние перестало быть преступным и наказуемым не по воле потерпевшего», – посчитал эксперт. При этом он отметил, что практика некоторых регионов признает взыскание процессуальных издержек с лица, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с декриминализацией деяния, не противоречащей закону.

«В любом случае вопрос о возмещении судебных издержек потерпевшему подлежит разрешению в порядке уголовного судопроизводства», – указал адвокат.

Каков порядок возмещения процессуальных издержек в отдельных случаях?

Частью 2 статьи 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК) установлен перечень процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу.

В соответствии с частью 4 статьи 131 УПК постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2012 г.

N 1240 утверждено Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации (далее — Положение).

Положением регламентированы порядок, сроки, а в отдельных случаях и размер возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу.

Так, пунктом 25 Положения установлено, что возмещение процессуальных издержек осуществляется на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определения суда. При этом Положением заключение государственных контрактов (договоров) для возмещения процессуальных издержек не предусмотрено.

Между тем, (в качестве примера) в ряде случаев органам предварительного расследования приходится назначать проведение судебной экспертизы в негосударственных экспертных учреждениях, стоимость которой превышает 100 000 рублей, и органы федерального казначейства для возмещения процессуальных издержек требуют предоставления государственного контракта (договора).

Осуществление закупок в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 5 апреля 2013 г.

N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», является довольно длительной процедурой (даже без учета планирования закупок) и зачастую превышает сроки расследования уголовного дела, что может повлечь невозможность закрепления и обеспечения доказательств, установления лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления, и иные неблагоприятные последствия для расследования уголовного дела.

Однако частью 2 статьи 1 Федерального закона от 5 апреля 2013 г.

  N 44-ФЗ установлено, что указанный закон не применяется к отношениям, связанным с назначением адвоката органом дознания, органом предварительного следствия, судом для участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве в соответствии с УПК (пункт 4), то есть только в отношении процессуальных издержек, указанных в пункте 5 части 2 статьи 131 УПК.

Применяется ли Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ к отношениям, связанным с возмещением всех процессуальных издержек, предусмотренных частью 2 статьи 131 УПК?

Правомерны ли требования органов федерального казначейства о представлении государственного контракта (договора) для производства указанных выплат?

ГУ МВД России по Свердловской области

Пунктом 10 Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2015 г.

N 449, установлено, что передача вещественных доказательств на хранение юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю осуществляется должностным лицом уполномоченного органа, в производстве которого находится уголовное дело, на основании договора хранения и оформляется актом приема-передачи.

Согласно пункту 25 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2012 г. N 1240, возмещение процессуальных издержек по уголовным делам производится после выполнения подотчетными лицами своих процессуальных обязанностей.

Читайте также:  Получение справки о доходах

При этом, заключение договора хранения вещественных доказательств противоречит положениям статьи 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации, поскольку в момент его заключения невозможно определить объем лимитов бюджетных обязательств, необходимых для возмещения процессуальных издержек участникам уголовного процесса.

Вместе с тем, имеет место неоднозначное толкование и применение норм законодательства Российской Федерации, так как с учетом разъяснений Минэкономразвития России от 31 декабря 2014 г.

N Д28и-2892 не представляется возможным определить порядок выбора поставщика (подрядчика, исполнителя) по закупке услуг, связанных с хранением вещественных доказательств, а также примерные (рекомендуемые) условия для такого вида договоров хранения.

В целях обеспечения сохранности вещественных доказательств необходимы разъяснения для территориальных органов МВД России с указанием алгоритма реализации пункта 10 Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2015 г. N 449.

ГУ МВД России по Свердловской области

Пунктом 10 Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2015 г.

N 449, установлено, что передача вещественных доказательств на хранение юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю осуществляется должностным лицом уполномоченного органа, в производстве которого находится уголовное дело, на основании договора хранения и оформляется актом приема-передачи.

Согласно пункту 25 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2012 г. N 1240, возмещение процессуальных издержек по уголовным делам производится после выполнения подотчетными лицами своих процессуальных обязанностей.

При этом, заключение договора хранения вещественных доказательств противоречит положениям статьи 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации, поскольку в момент его заключения невозможно определить объем лимитов бюджетных обязательств, необходимых для возмещения процессуальных издержек участникам уголовного процесса.

Вместе с тем имеет место неоднозначное толкование и применение норм законодательства Российской Федерации, так как с учетом разъяснений Минэкономразвития России от 31 декабря 2014 г.

N Д28и-2892 не представляется возможным определить порядок выбора поставщика (подрядчика, исполнителя) по закупке услуг, связанных с хранением вещественных доказательств, а также примерные (рекомендуемые) условия для такого вида договоров хранения.

В целях обеспечения сохранности вещественных доказательств необходимы разъяснения для территориальных органов МВД России с указанием алгоритма реализации пункта 10 Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2015 г. N 449.

Процессуальные издержки, предусмотренные пунктами 2, 3, 8 части второй статьи 131 УПК, не входят в сферу регулирования указанного Федерального закона, так как соответствующие суммы затрачиваются не на выполнение работ, оказание услуг, закупку товаров для обеспечения государственных или муниципальных нужд. Они носят характер обязательных выплат, осуществляемых за счет бюджетных средств, в размерах и порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Порядок и размер выплаты сумм потерпевшему, свидетелю, их законным представителям, эксперту, специалисту, переводчику, понятым, а также адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, на покрытие расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (расходы на проезд, наем жилого помещения и дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные) (пункт 1 части второй статьи 131 УПК), регулируются Положением о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации,  утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2012 г. N 1240. Согласно пункту 25 данного Положения такие издержки возмещаются после исполнения подотчетными лицами своих процессуальных обязанностей. Действие Федерального закона N 44-ФЗ на указанные правоотношения также не распространяется.

Расходы потерпевшего, связанные с выплатой вознаграждения его представителю (пункт 11 части второй статьи 131 УПК), не могут считаться закупкой услуг для государственных нужд.

Соответствующие затраченные потерпевшим суммы возмещаются ему после оказания юридической помощи согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г.

N 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» при условии подтверждения расходов соответствующими документами, а также установления их необходимости и оправданности.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 1 Федерального закона N 44-ФЗ, положения данного нормативного правового акта не применяются к отношениям, связанным с назначением адвоката органом дознания, органом предварительного следствия, судом для участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве (пункт 5 части второй статьи 131 УПК).

Согласно письму Министерства экономического развития Российской Федерации и Федеральной антимонопольной службы от 5 марта 2014 г. N 4332-ЕЕ/Д28и/АЦ/7864/14 «О позиции Минэкономразвития России и ФАС России по вопросу применения норм Федерального закона от 5 апреля 2013 г.

N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» к отношениям, связанным с привлечением экспертов, специалистов, переводчиков и иных участников уголовного судопроизводства» к отношениям, связанным с привлечением экспертов, специалистов, переводчиков и иных участников уголовного судопроизводства, положения Федерального закона N 44-ФЗ не применяются.

  • Исходя из приведенной позиции, Федеральный закон N 44-ФЗ не применяется к правоотношениям, связанным с исполнением экспертом, переводчиком, специалистом своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства (пункт 4 части второй статьи 131 УПК), а также с расходами на производство судебной экспертизы в экспертных учреждениях (пункт 4 части второй статьи 131 УПК).
  • Соответственно, нормы Федерального закона N 44-ФЗ применяются для регулирования правоотношений, связанных с:
  • демонтажем, хранением, пересылкой и перевозкой (транспортировкой) вещественных доказательств, перевозкой (транспортировкой) трупов и их частей (пункт 6 части второй статьи 131 УПК);
  • уведомлением близких родственников, родственников или близких лиц подозреваемого о его задержании и месте нахождения (пункт 10 части второй статьи 131 УПК);
  • иными расходами, понесенными в ходе производства по уголовному делу и предусмотренными УПК (пункт 9 части второй статьи 131 УПК).

Согласно пункту 4 части первой статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ закупка товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей, может осуществляться у единственного поставщика.

При этом годовой объем закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании данной нормы, не должен превышать два миллиона рублей или не должен превышать пять процентов совокупного годового объема закупок заказчика и не должен составлять более чем пятьдесят миллионов рублей.

В этом случае от заказчика не требуется: размещения извещения об осуществлении такой закупки в единой информационной системе в срок не позднее чем за пять дней до даты заключения контракта (часть 2 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ); обоснования в документально оформленном отчете невозможности или нецелесообразности использования иных способов определения поставщика (подрядчика, исполнителя), а также цены контракта и иных существенных условий контракта (часть 3 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ). К заключаемому контракту не предъявляется требование о содержании в нем расчета и обоснования его цены (часть 4 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ).

  1. Согласно пункту 3 статьи 3 Федерального закона N 44-ФЗ в случае, если законом не предусмотрено размещение извещения об осуществлении закупки или направление приглашения принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), закупка начинается с заключения контракта и завершается исполнением обязательств сторонами контракта.
  2. Однако контракт должен составляться в любом случае закупки товара, работы или услуги для государственных нужд в сфере уголовного судопроизводства, в том числе, на сумму, не превышающую ста тысяч рублей.
  3. Закупка товара, работы или услуги на сумму, превышающую сто тысяч рублей, должна осуществляться с использованием конкурсного способа определения поставщика.

О применении положений Федерального закона N 44-ФЗ к правоотношениям, связанным с хранением вещественных доказательств, разъясняется в письме Министерства экономического развития Российской Федерации от 31 декабря 2014 г. N Д28и-2885 «О разъяснениях, связанных с применением Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ».

  • Исключениями здесь могут служить два положения, позволяющие осуществлять закупку у единственного поставщика независимо от цены контракта:
  • закупка работы или услуги, выполнение или оказание которых может осуществляться только органом исполнительной власти в соответствии с его полномочиями либо подведомственными ему государственным учреждением, государственным унитарным предприятием (пункт 6 части 2 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ);
  • оказание услуг по хранению и ввозу (вывозу) наркотических средств и психотропных веществ (пункт 8 части 2 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ).

В соответствии с абзацем 3 пункта 2 Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2015 г.

N 449, вещественные доказательства в виде предметов, в том числе больших партий товаров, которые в силу громоздкости или иных причин, в частности в связи с необходимостью обеспечения специальных условий их хранения, не могут храниться при уголовном деле или в камере хранения вещественных доказательств, передаются на хранение в государственные органы, имеющие условия для их хранения и наделенные правом в соответствии с законодательством Российской Федерации на их хранение, а при отсутствии такой возможности — юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, имеющим условия для их хранения и наделенным правом в соответствии с законодательством Российской Федерации на их хранение,  на основании договора хранения, заключенного уполномоченным органом и юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, при условии, что издержки по обеспечению специальных условий хранения этих вещественных доказательств соизмеримы с их стоимостью.

Поэтому требования органов Федерального казначейства о предоставлении государственного контракта (договора) для производства указанных выплат следует признать правомерными.

В данном случае органы Федерального казначейства реализуют свои контрольные полномочия, предусмотренные пунктом 6 Правил осуществления Федеральным казначейством полномочий по контролю в финансово-бюджетной сфере, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2013 г.

N 1092 «О порядке осуществления Федеральным казначейством полномочий по контролю в финансово-бюджетной сфере».

Согласно пункту 9 этого же нормативного правового акта должностные лица органов Федерального казначейства имеют право запрашивать и получать на основании мотивированного запроса в письменной форме информацию, документы и материалы, объяснения в письменной и устной формах, необходимые для проведения контрольных мероприятий.

В то же время законодательство Российской Федерации не исключает возможности заключения договора безвозмездного хранения. При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 897 Гражданского кодекса Российской Федерации при безвозмездном хранении поклажедатель обязан возместить хранителю произведенные им необходимые расходы на хранение вещи, если законом или договором хранения не предусмотрено иное.

Ответ подготовлен ДПД МВД России.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *