Как бизнесмену минимизировать уголовные риски

В первую очередь, вопросы возникают по сомнительным операциям. ЦБ РФ сформулировал признаки таких операций в Письме 172-Т.

«Сомнительные операции – это операции, … имеющие необычный характер и признаки отсутствия явного экономического смысла и очевидных законных целей, которые могут проводиться для вывода капитала из страны, финансирования «серого» импорта, перевода денежных средств из безналичной в наличную форму и последующего ухода от налогообложения, а также для финансовой поддержки коррупции и других противозаконных целей».

Также законодатель сформулировал более 120 признаков необычный операций и сделок (Положение Банка России от 2 марта 2012 года № 375-П).

Наиболее распространенные из них связаны с транзитными операциями: зачисление средств от большого количества контрагентов и их списание со счета в течение двух дней, при этом уплата налогов со счета не осуществляется или осуществляется в незначительных размерах (Письмо ЦБ РФ №236-Т).

Какие могут быть последствия?

За нарушение Федерального закона 115-ФЗ предусмотрена административная, гражданская и уголовная ответственность.

Также могут возникнуть сложности для ведения бизнеса. Например, банк имеет право: 

  • заблокировать интернет-банк и карты клиента при выявлении сомнительных операций (Письмо ЦБ РФ №60-Т)
  • отказать в совершении операции (п.11, ст.7 115-ФЗ), а в случае двух таких отказов – расторгнуть договор РКО в одностороннем порядке (п.5.2, ст.7 115-ФЗ).

О сомнительных операциях банк обязан уведомить Росфинмониторинг (финансовую разведку). Росфинмониторинг уведомляет ЦБ РФ, а ЦБ – все остальные банки (п.13, ст.7 115-ФЗ).

Банки учитывают эту информацию при определении степени риска совершения предпринимателем операций в целях легализации (отмывания) доходов.

При высоком риске финансовые организации должны принять меры по их минимизации: отказать в открытии счета, в проведении операций, заблокировать интернет-банк и карты, закрыть счет (при двух отказах в проведении операций).

То есть нарушение требований 115-ФЗ в одном банке может стать причиной сложностей в обслуживании счетов в других банках.

Как избежать рисков?

Иногда причиной нарушения становится незнание всех нюансов законодательства. А иногда проблемы возникают из-за неправильного выбора партнера. Чтобы уберечь ваш бизнес от рисков, мы подготовили несколько советов.

Совет №1: следите за соотношением налоговых платежей и оборотов по счету

Совет №2: проверяйте партнеров перед заключением договора и проведением платежей

Совет №3: не снимайте много наличных

Совет №4: соблюдайте правила информационной безопасности при работе в интернет-банке

Совет №5: берегите репутацию бизнеса — сомнительные операции получают черную метку

Совет №6: правильно оформляйте расчеты с физическими лицами

Совет №7:  оформляйте документы с контрагентами

Совет №8:  предоставляйте документы по запросу банка

Совет №9: соблюдайте новые требования ЦБ к плательщикам НДС

Совет №10: регистрируйте бизнес там, где находитесь 

Совет №11: каждая компания — самостоятельный бизнес

Совет №12: правильно работайте с кассой 

Совет №13: правильно оформляйте документы по  валютным платежам

Совет №14: правильно заполняйте назначения платежей и храните остаток на счете

Совет №15: расчетный счет для бизнес-трат, личная карта для личных расходов

Памятка для скачивания: как минимизировать риски бизнеса

Основные публичные документы:

  1. Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»
  2. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 года №395-1
  3. Федеральный закон №215-ФЗ от 23.06.2016 (Об обязанности юридического лица по раскрытию информации о своих бенефициарных владельцах)
  4. Положения Банка России:
  5. – от 2 марта 2012 года № 375-П (о требованиях к правилам внутреннего контроля и признаки, указывающие на необычный характер операций/сделок) – от 15 октября 2015 года № 499-П (об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев) 

Письма банка России:

  • от 27 апреля 2007 года № 60-Т
  • от 26 декабря 2005 г. №161-Т
  • от 4 сентября 2013г. № 172-Т
  • от 31 декабря 2014 года № 236-Т
  • Автор

    Как бизнесмену минимизировать уголовные риски

    Наталья Петропавловская

    Руководитель по управлению комплаенс рисками: Альфа-Банк

    Email: business_risk@alfabank.ru

    Как защититься от уголовных рисков в бизнесе: советы практикующих юристов

    По оценке The Bell, в России по экономическим преступлениям ежегодно осуждают от 5 000 до 15 000 бизнесменов и топ-менеджеров.

    Какие риски уголовной ответственности чаще всего грозят малому и среднему бизнесу и как их снизить — рассказывает Владимир Савченко, сооснователь юридического сервиса «Ракета».

    Если дело дойдёт до суда и приговор будет обвинительным, можно получить от 2 месяцев до 10 лет — и это не считая штрафов. Например, штраф за уклонение от уплаты налогов составляет от 100 000 до 500 000 рублей, а штраф за мошенничество без отягчающих обстоятельств — до 120 000 рублей.

    Наготове нужно быть всегда, а не только перед плановым приходом налоговой инспекции.

    Тем более, что зачастую бизнесмены даже не понимают, чем рискуют. Кто-то по мере роста оборотов открывает вторую компанию, чтобы продолжить работу по УСН, и получает обвинение в уклонении от уплаты налогов.

    Кто-то по просьбе госзаказчика, которому нужно успеть освоить бюджет, подписывает акты выполненных работ за пару недель до их фактического завершения.

    Если правоохранительные органы узнают об этом, бизнесмену грозит уголовное дело.

    Вот самые распространённые экономические статьи УК РФ, по которым обвиняют бизнесменов:

    • статья 159 — мошенничество;
    • статья 199 — уклонение от уплаты налогов, сборов и (или) страховых взносов;
    • статья 160 — присвоение или растрата;
    • статья 145.1 — невыплата заработной платы;
    • статья 171 — незаконное предпринимательство, самая частая причина обвинений — отсутствие лицензии;
    • статья 196 — преднамеренное банкротство;
    • статья 291 — дача взятки;
    • статья 204 — коммерческий подкуп.

    Чтобы быть готовым к визиту правоохранительных органов, стоит взять под контроль самые распространённые риски.

    УСН — упрощённая система налогообложения

    Риски возбуждения уголовного дела, которые возникают из-за действий предпринимателя, действий его партнёров и сотрудников, — это внутренние риски, которыми можно и нужно управлять.

    Бизнесмены уже делают это, контролируя управленческую, кадровую и бухгалтерскую отчётность. Но есть внутренние риски, о которых предприниматели забывают или не видят в них опасность. Разберём их подробнее.

    Часто бывает так, что вчера партнёры дружили и строили совместные планы по развитию бизнеса, а сегодня стали заклятыми врагами. Причиной чаще всего становится перераспределение власти или денег. Если совладельцы не смогут договориться, это может привести к банкротству бизнеса и субсидиарной ответственности по долгам, когда эти долги приходится выплачивать личным имуществом.

    Случается, что тот, кто проиграл в корпоративном споре, наказывает оппонента — вытаскивает любой проблемный вопрос и обвиняет в этом другого партнёра.

    Например, сообщает в налоговую о нарушениях, по которым могут возбудить уголовное дело и дать реальный срок. Самое обидное — всю компрометирующую информацию контролирующим органам передаст бывший друг, ведь у него есть все данные бухгалтерского учёта, документы о выплатах дивидендов, кадровые и другие документы компании.

    • Проверить учредительные документы. Непродуманный устав часто провоцирует проблемы и тормозит принятие решений. Если часто с партнёрами нельзя прийти к компромиссу, стоит проконсультироваться с юристом. Он подскажет, какие изменения внести в устав, чтобы снизить риски для всех партнёров.Например, совладельцы постоянно конфликтуют из-за распределения прибыли. Один встречается с поставщиками, ищет новых клиентов, занимается ремонтом помещений, а второй только приходит на общие собрания. По закону прибыль распределяется пропорционально между владельцами, но эти пропорции можно изменить в уставе — об этом предприниматели должны договориться сразу, чтобы в будущем не возникали споры.
    • Подписать корпоративный договор, где установить порядок разрешения конфликтов

    Как защитить бизнес от опасных статей в Уголовном кодексе

    В большинстве случаев предприниматели сталкиваются со ст. 159 УК РФ (мошенничество). И если в 2018 году, по данным Генеральной прокуратуры РФ, количество доследственных проверок по этой статье было зарегистрировано на уровне 215 000, то в 2019 году оно выросло до отметки 257 000. Текущий год, по предварительным прогнозам, выдаст очередной рост показателя — до 323 000.

    Таким образом, за два года рост числа проверок по статье о мошенничестве составит почти 50 %. 

    На конференции «Снижение налоговых рисков: тренды 2020», организованной компанией СКБ Контур, адвокат Московской коллегии «Князев и партнеры» Алексей Сердюк ответил на следующие вопросы: 

    В каких случаях предпринимателям предъявляют претензии уголовно-правового характера

    Для предъявления претензий уголовно-правового характера должны быть две составляющие:

    1. Основания предъявления претензий. Внимание привлекает либо схема в хозяйственной деятельности, которая может быть расценена правоохранителями как содержащая в себе уголовно-правовые риски, либо сделка.
    2. Попадание информации о фактах в поле зрения правоохранителей. Они должны начать проводить доследственную проверку по данным фактам.

    Все схемы, к которым могут возникнуть вопросы, разделяются на 3 большие группы:

    1. Налоговые схемы

      Сюда, в частности, входит сотрудничество с фирмами-однодневками. После 2014 года характер работы таких компаний сильно изменился. Сейчас у них нередко есть штат сотрудников, и они даже подают минимальную отчетность. Всё реже встречаются ярко выраженные однодневки с номинальными директорами и массовыми адресами регистрации.

      Тем не менее и силовики, и работники ФНС уже научились оперативно выявлять такие призрачные бизнесы. По официальным данным, принятые в 2019 году Росфинмониторингом совместно с ЦБ и правоохранительными органами меры позволили сократить объем сомнительных финансовых операций более чем на 40 %. Количество фирм-однодневок впервые снизилось до 120 000.

    2. Внешнеторговые схемы

      Это вывод средств из РФ, схемы с импортом, валютные схемы, ввоз продукции, когда имеет место занижение цены).

    3. Схемы в сфере госзакупок

      К ним относятся картельный сговор, сговор поставщика и заказчика, а также ситуации, когда поставщик контролируется представителем госзаказчика.

    Пример опасных внешнеторговых схем

    Допустим, есть продавец, который реализует товар на территории РФ, он фактически выстраивает коммуникации с производителем: сотрудники отдела закупок направляют заказы производителю, однако, если смотреть на документы, эта продукция закупается у российской компании.

    В схеме появляется номинальный импортер, который по документам ввозил товар, фиктивный продавец — нерезидент, который реализует на территории РФ продукцию. Выявление такой схемы может повлечь предъявление претензий по ст. 194 УК РФ (уклонение от уплаты таможенных платежей).

    Сегодня минимальный порог, с которого могут предъявить претензии бизнесу по этой статье, — это неуплата в бюджет таможенных платежей на сумму, превышающую 2 млн руб.

    Если по мнению правоохранителей эта схема была осуществлена организованной группой, то такие действия могут быть квалифицированы по ч. 4 ст. 194 УК РФ, она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет. При такой квалификации велик риск наказания в виде реального лишения свободы.

    Порой под организованной группой лиц подразумевается деятельность компании (или даже группы компаний), у которой есть сотрудники, занимающие определенные должности и выполняющие определенные роли.

    Если компания-продавец переведет денежные средства нерезиденту и впоследствии выяснится, что сделка не выполнялась зарубежным контрагентом, и будет установлено, что руководство компании знало о том, что сделка не планировалась к исполнению, то такая ситуация повлечет риск предъявления претензий по ст. 193. 1 УК РФ. Согласно этой статье, проведение валютных операций с использованием подложных документов предусматривает серьезное наказание: если транзакции превысили рубеж в 45 млн руб., то эти действия квалифицируются по ч. 2 ст. 193.1 УК РФ и предполагают лишение свободы на срок от 5 до 10 лет.

    Пример сговора поставщика и заказчика

    Тот, кто работает с бюджетом, может столкнуться с попыткой правоохранителей проверить сделку. И это происходит нередко. Чаще всего силовики обращают внимание на использование следующих схем:

    • Сговор заказчика и поставщика Зачастую поставщик принимает непосредственное участие в подготовке технического задания, может содействовать в формировании начальной максимальной цены контракта (НМЦК) и консультировать заказчика.  
    • Сделка осуществляется поставщиком или компанией, которая имеет непосредственное отношение к представителю госзаказчика, то есть аффилирована с ним — прямо или опосредованно, через родственников, например.

    Если в этих двух случаях силовики установят факт завышения стоимости или объемов, когда в контракт включаются работы, которые не планировались к исполнению, либо обнаружат факт ненадлежащего исполнения обязательств, при этом работы будут приняты и оплачены (это актуально для конца года, когда осваивается бюджет), то все эти ситуации «неформальных» отношений с заказчиков могут повлечь предъявление претензий по ч. 4 ст. 159 УК РФ. При этом необходимо выйти за пределы суммы 1 млн руб.

    По данной статье предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. Если посмотреть в целом на структуру наказаний по этой статье по прошлому году, которую приводит на своём портале Судебный департамент ВС РФ, то в 55 % случаев назначались реальные наказания.

    Последствия работы с однодневками

    Налоговая оптимизация тоже таит опасность. Если будет выявлена недоимка на сумму, превышающую 15 млн руб., предприниматели несут риск предъявления им претензий по ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов).

    Сегодня такие составы уполномочены выявлять не только работники налоговой, которые в последующем обязаны в соответствии со ст. 32 НК РФ передать данную информацию силовикам, если компания не уплатила недоимку, но и правоохранители. Данная статья предусматривает лишение свободы сроком до 6 лет.

    Если обратиться к структуре наказания, то в прошлом году по 13 % дел, в результате рассмотрения их в суде, были назначены наказания в виде реального лишения свободы. А в 2018 году 20 % предпринимателей получили реальные сроки.

    Помимо этого лица, которые могут стать фигурантами по делу, несут ещё и финансовые риски. Недоимка и пени, образовавшиеся в связи с деятельностью компании, могут быть переложены на конкретных физлиц, которые проходят подозреваемыми и в последующем обвиняемыми по уголовному делу.

    Данная позиция о возможности взыскания недоимки по налогам с конкретных физлиц была подтверждена Конституционным судом в 2017 году (Постановление КС РФ от 08.12.

    2017 № 39-П) и Верховным судом в 2019 году (Постановление Пленума ВС РФ от 26.11.2019 № 48).

    Единственное условие, которое дает возможность перекладывания финансовых обязательств с компаний на конкретных фигурантов, — это отсутствие возможности взыскать недоимку и пени с самой компании.

    Пленум ВС РФ конкретизировал этот момент. Один из критериев, который может давать основания для взыскания с физлиц недоимки, — это ситуация, когда рыночная стоимость активов недостаточна для покрытия обязательств. Нередки ситуации, когда есть фактические выгодоприобретатели (собственники) и есть операционный директор, и именно последний в итоге несет бремя по обязательствам компании.

    Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов в этом году привел конкретные цифры, показывающие, чем чревато для бизнеса увлечение оптимизацией. Независимо от того, был в итоге вынесен приговор или нет, в 40 % случаев бизнес разрушается полностью. Ещё в 44 % – частично.

    Отчасти это объясняется длительностью процесса уголовного преследования: в среднем расследование дела, рассмотрение его в суде, отнимает от года до 6 лет. Не каждой компании хватит финансовых запасов, чтобы функционировать всё это время в обычном режиме.

    Как возбуждается уголовное дело

    Если начать защищать бизнес на этапе предварительного расследования, то шансов получить оправдательный приговор будет «50 на 50». Поэтому нужно начинать защиту на этапе доследственной проверки.

    Для возбуждения уголовного дела правоохранители должны собрать доказательства. Несмотря на многообразие сделок и схем финансово-хозяйственной деятельности, всю информацию, которая привлекается силовиками, нужно разделить на три больших блока:

    1. Письменные источники информации (договоры, документы первичной бухгалтерской отчетности и др.). Получаются посредством направления запросов либо в результате визита в офис.
    2. Цифровые источники информации (компьютеры, серверы, телефоны, электронная переписка). Получаются по итогам визита в офис и в результате изъятия носителей информации.
    3. Устные (опросы). Опрашиваются сотрудники компании и сотрудники контрагентов.

    Какие ошибки допускают предприниматели

    К сожалению, предприниматели совершают ошибки ещё на этапе доследственной проверки. Самая большая ошибка — несвоевременное обращение к адвокату. Бывает, что к нему обращаются только после возбуждения уголовного дела, когда уже собрана критическая масса доказательств и приходится отстаивать отсутствие умысла.

    Но есть и другие ошибки:

    • Активное общение по незащищенным каналам связи (электронная переписка, телефоны и т.д.). Это те инструменты, которые позволяют силовикам получить информацию путем негласных оперативных действий. Например, через прослушивание телефонных разговоров. 
    • Предоставление информации без оценки содержащихся в ней рисков. 
    • Предоставление информации без оценки законности требования полицейских. Далеко не каждое требование силовиков действительно законно и обоснованно, о чём нужно помнить. 
    • Хранение документов и электронной информации в офисе. Не ответив на незаконный запрос, вы можете столкнуться с тем, что силовики сами приезжают в офис и пытаются принудительно изъять документы.

    Как минимизировать риски

    1. Исключить возможность выявления чувствительной информации посредством негласных оперативно-розыскных мероприятий.
    2. Обеспечить безопасное хранение документации и электронной информации. Лучше, если такая информация отсутствует в офисе. 
    3. Соблюдать режим коммерческой тайны.

       

    4. Подготовить сотрудников компании к проведению оперативно-розыскных мероприятий. То есть провести обучение, информировать сотрудников о правах и обязанностях. Далеко не каждый знает, что обследование помещений и опросы могут проводиться только с согласия. Если силовиков в офис не пускают, то просто так пройти в офис они не вправе.

       

    5. Оценивать законность и обоснованность запросов о предоставлении документации. 
    6. Отказываться от дачи объяснений до формирования защитной позиции. 
    7. Отказываться от проведения обследования до оценки возможных рисков.  
    8. Активно обжаловать допускаемые нарушения.  
    9. Не забывать о профилактике рисков.

      Нужно выстраивать защитную позицию до того, как вы попадете в поле зрения силовиков. Это и обучение сотрудников, и проверка контрагентов, и формирование показаний руководства.

    Чему нужно обучить сотрудников: правам и обязанностям своим и полиции; объяснить, почему необходимо занимать единую позицию, как применять на практике ст.

    51 Конституции РФ, как вести себя в ходе опроса и обследования.

    О чём должны знать руководители: о противоправных схемах и последствиях их применения, мерах по защите информации, формировании защитной позиции, изменении схемы финансово-хозяйственной деятельности.

    Бизнес в ответе: как снизить риски — новости Право.ру

    «Исков о взыскании убытков с директоров становится все больше, а суды удовлетворяют их все чаще», — такими словами открыла тематическую сессию Анастасия Тараданкина, партнер КА Федеральный рейтинг.

    группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
    .

    Прежде всего она напомнила, что срок исковой давности по таким искам начинается не с момента совершения конкретных действий, а с момента, когда собственник или новый независимый руководитель о них узнали.

    Практике известны случаи, когда директора могут привлечь к ответственности и через шесть, и через семь лет.

    Анастасия Тараданкина, партнер КА Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании

    Оснований для привлечения всего два: неразумное или недобросовестное поведение управленца. К неразумному можно отнести отсутствие контроля за компанией: директор не следит за реализацией сделок, за исполнением обязательств перед госорганами. К недобросовестному — совершение действий против интересов фирмы: руководитель выводит активы, начисляет себе большие бонусы.

    Чтобы минимизировать риски, директору, по словам Тараданкиной, следует прописывать в договоре ограничение ответственности, собирать доказательства о предпринятых действиях и их обоснованности.

    Стоит также установить четкое распределение функций между сотрудниками и их зоны ответственности, отслеживать исполнение по крупным контрактам и контролировать риски привлечения компании к ответственности со стороны госорганов, посоветовала спикер.

    После этого участники форума обратились к одной из самых острых тем последних лет — «субсидиарке». Максим Стрижак, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
    , затронул вопрос расширения круга субъектов ответственности.

    Он напомнил, как в декабре 2019 года Верховный суд сначала допустил передачу «субсидиарки» по наследству (дело о банкротстве «Амурского продукта» № А04-7886/2016), а через несколько дней признал соучастниками контролирующего должника лица (КДЛ) его детей, которые получили в дар дорогостоящее имущество (дело о банкротстве «Альянс» № А40-131425/2016).

    Таким образом, по словам Стрижака, в расширенный круг субъектов «субсидиарки» сегодня попадают: лица, получившие в дар или по наследству имущество от КДЛ, члены совета директоров, главные бухгалтеры и аутсорсинговые компании, контрагенты-выгодоприобретатели.

    Сейчас мы все с содроганием ждем, когда же будет какая-то понятная практика по привлечению к субсидиарной ответственности юристов. Сегодня уже есть несколько дел, и со временем их количество будет только расти. Нам нужно быть внимательными, чтобы отделить свою роль от роли КДЛ или роли выгодоприобретателя.

    Максим Стрижак, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании

    Тему «субсидиарки» продолжил партнер Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры)
    Антон Сычев, который дал несколько «вредных советов» для топ-менеджеров. По словам эксперта, если руководитель хочет, чтобы его привлекли к субсидиарной ответственности и забрали имущество, ему следует:

    • оставить активы в семье;
    • продолжить деятельность компании на базе другой фирмы из группы;
    • не начинать процедуру банкротства — лучше просто не сдавать отчетность и через полгода ФНС исключит фирму из реестра;
    • не фиксировать свои попытки спасти бизнес;

    Первые две «хитрости», как напомнил Сычев, ВС уже пресек в деле «Альянса» и в деле «Рудгормаша» (№ А14-7544/2014), соответственно.

    Избавиться от долгов, дождавшись исключения из ЕГРЮЛ, по словам эксперта, тоже не выйдет, поскольку сейчас активно развивается внебанкротная «субсидиарка». Что же касается попыток спасти бизнес, их, конечно, нужно фиксировать, чтобы избежать ответственности.

    «Если обсуждаете с банком план реструктуризации, просите протоколы переговоров и сохраняйте корреспонденцию», — привел пример Сычев.

    Советов, конечно, может быть много, но одно нужно понять точно: в настоящее время топ-менеджмент должен быть максимально осторожен.

    Антон Сычев, партнер Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры)

    «Уголовка» и ее профилактика

    От гражданско-правовых рисков участники сессии перешли к уголовным. Антон Гусев, руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Федеральный рейтинг.

    группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
    , вместе с советником юрфирмы Александром Ерасовым обсудили применение ст. 193.1 УК («Переводы на счета нерезидентов по подложным документам») на примере дела «Рольфа». Гусев напомнил, что в 2014 году ООО «Рольф» купила у своей материнской фирмы, которая зарегистрирована на Кипре, акции «Рольф Эстейт» — еще одной компании группы.

    Спустя пять лет правоохранители провели оценку акций и, решив, что суммы не сходятся, возбудили дело по ст. 193.1 УК. «При этом в статье ничего не говорится про стоимость приобретаемого объекта.

    Она предусматривает ответственность за трансграничные переводы по документам с заведомо недостоверными сведениями об основаниях, целях и назначении перевода», — обратил внимание присутствующих Гусев.

    Допустим я хочу внутри группы приобрести стул за миллион долларов. Я подробно описываю этот стул, сообщаю параметры сделки, плачу миллион и покупаю его. В таком случае, в чем я обманываю органы валютного контроля?

    Антон Гусев, руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Федеральный рейтинг.

    группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании

    Исходя из толкования, которое ст. 193.1 УК получила в деле «Рольфа», под указанную норму может попасть любая трансграничная сделка, поскольку она может быть пересмотрена по стоимости или из-за отсутствия деловой цели, подчеркнул Ерасов.

    Следующим выступил управляющий партнер АБ Федеральный рейтинг. группа Уголовное право
    Вячеслав Феоктистов. Он поделился одним делом из своей практики. Его доверителя — руководителя строительной компании — обвиняют в мошенничестве. Фирма предоставила заказчику промежуточные акты с недостоверными сведениями, а тот их оплатил.

    На самом деле выполнить работы так, как это было прописано в проектной документации, оказалось невозможно из-за конструктивных особенностей здания, пояснил спикер, добавив, что заказчик об этом знал.

    В такой ситуации, по словам Феоктистова, у сторон был выбор: приостановить работу и согласовать изменения в документацию либо подписать промежуточный акт с недостоверными сведениями.

    «Никто не хотел приостанавливать стройку на 20–30 дней, поэтому стороны выбрали второй вариант», –—рассказал адвокат.

    Но, как показало это дело, лояльность заказчика может легко исчезнуть, поэтому в подобных случаях нужно обязательно принуждать контрагента к пересоставлению «первички», предостерег Феоктистов.

    Закрыла сессию партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48место По выручке Профайл компании
    Мария Корчагина. Она дала несколько рекомендаций, как руководству компании минимизировать уголовные риски.

    Уголовное производство обычно строится на трех «китах»: людях, документах и электронных носителях. Именно от этого и нужно отталкиваться при профилактике «уголовки».

    Мария Корчагина, партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48место По выручке Профайл компании

    В офисе стоит хранить только документы по незакрытому налоговому периоду, остальные бумаги — в специальном архиве, местонахождение которого должны знать максимум два человека, посоветовала Корчагина, добавив, что оплачивать услуги хранения лучше не со счета компании. Эта мера, по словам спикера, необходима всем компаниям, даже тем, кому нечего скрывать. «Если хранить документы в офисе, то при обыске правоохранители все изымут и тем самым парализуют работу компании», — предупредила спикер.

    Электронную же информацию нельзя передавать с помощью флешек и хранить на самих устройствах — только на иностранных облаках. При этом мастер-пароли к ним должны быть только у внештатного специалиста. Кроме того, следует предусмотреть возможность удаленного отключения доступа, подчеркнула Корчагина.

    И наконец, нужно качественно вести личные дела сотрудников. При увольнении важно фиксировать нарушения трудовой дисциплины, если таковые были. «Это впоследствии сможет объяснить, откуда у экс-работника взялись причины для оговора», — пояснила эксперт.

    Следователи не прощают ошибок. Как бизнесмену избежать тюрьмы

    В России растет число банкротств компаний. Фирмы разоряются независимо от величины, профиля деятельности и предшествовавшей выручки.

    Многие предприниматели испытывают финансовые проблемы и единственным вариантом завершить дело становится объявление себя банкротом.

    Правда, есть и такие, кто использует процедуры банкротства в других целях: например, для обновления своего бизнеса, реструктуризации финансовых активов и пассивов.

    В связи с тем, что применение этого инструмента набирает популярность, руководителям предприятий следует обратить внимание на несколько аспектов.

    Прежде всего, возбуждение уголовных дел по экономическим составам преступлений в связи с проводимыми банкротными процедурами перестает быть для российских правоохранительных органов чем-то необычным.

    Похоже, что и следователи органов внутренних дел, и следственного комитета России, и ФСБ приобретают все больше компетентности в их расследовании.

    Стоит также заметить, что изменение правового регулирования и судебной практики по привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц повышает востребованность в такого рода уголовных делах, поскольку помогает как арбитражным управляющим, так и кредиторам в доказывании причинно-следственных связей. Можно сказать, что становится правилом хорошего тона в решении арбитражного суда о привлечении к субсидиарной ответственности сослаться на вступивший в законную силу приговор суда за причиненный организации вред.

    Анализируя такую практику, можно дать несколько советов генеральным директорам, которых может поджидать такая охота в будущем.

    Пример №1

    Продажа основных средств и запасов по очевидно заниженной или завышенной стоимости либо необоснованная передача на баланс третьих лиц активов предприятия, как правило, приводит к привлечению к уголовной ответственности за мошенничество, преднамеренное банкротство или злоупотребление полномочиями против интересов коммерческой организации. А, казалось бы, «безвинное» перечисление денежных средств мнимому или еще лучше подконтрольному контрагенту в ходе наблюдения может довести и до судимости за неправомерные действия при банкротстве и растрату.

    В качестве наглядного примера можно привести реальное дело одной компании, взявшей кредит на развитие бизнеса в банке. Вскоре генеральный директор понял, что не сможет вернуть займ. Обсудив это с единственным участником, он получил от него указания сводить фирму к банкротству.

    Для этого генеральный директор по подложным счетам вывел оставшиеся деньги со счета компании на счета иных лиц, с доверенными сотрудниками (которые позже дали изобличающие показания) устроил поджог в офисе, получил справки, что все документы сгорели, а потом продал по заниженной стоимости имевшиеся активы.

    Выполнив все это, предприниматель сообщил банку, что не может больше исполнять условия кредитного договора и обратился в суд с заявлением о признании фирмы банкротом.

    После введения процедуры наблюдения совместно с теми же доверенными сотрудниками бизнесмен вывез первичную бухгалтерскую документацию и сжег ее.

    Закономерной стала реакция банков-кредиторов, которые обратились не только в арбитражный суд, но еще и в правоохранительные органы.

    В ходе следствия генеральный директор не смог доказать, что выполнял требования учредителя, поскольку никаких письменных доказательств не было, а последний от своих слов отказался.

    По итогу генеральный директор был осужден за мошенничество, преднамеренное банкротство и неправомерные действия при банкротстве, получил семь лет лишения свободы, а также удовлетворенный иск потерпевшего (учредителя и банка-кредитора) на сумму более 1,2 млрд. рублей.

    В этом примере есть еще один примечательный нюанс. Арбитражный управляющий (теперь уже в конкурсном производстве) обратился в суд с требованием привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности.

    Свое заявление он мотивировал в том числе и вступившим в законную силу приговором, а размер заявленных сумм включает в себя в том числе и выведенные денежные средства компании, и требования банка-кредитора.

     Таким образом, создана реальная угроза того, что генеральный директор будет дважды отвечать рублем.

    Пример №2

    В другом деле генеральный директор находящегося под наблюдением общества с ограниченной ответственностью разочаровал внешнего управляющего, который запросил выписки банка с целью оценки целесообразности расходования денежных средств.

    Изучив их, управляющий обратил внимание, что общество регулярно получает деньги от контрагентов, но в тот же день генеральный директор перечисляет 90% полученных сумм одному и тому же физическому лицу, указывая назначение платежа «на оплату привлеченного арбитражным управляющим лица».

    Надо понимать, что управляющий решил защитить прежде всего себя и обратился в правоохранительные органы, которые возбудили уголовное дело в отношении директора за растрату.

    Никаких указаний от управляющего генеральный директор не получал, связи между физическим лицом и управляющим не было, зато между этим лицом и генеральным директором следственные органы взаимосвязь нашли.

    Итогом такой дерзкой истории стал приговор с реальным лишением свободы на пять лет с учетом массы смягчающих вину обстоятельств.

    Последним аккордом в этом деле стало обращение арбитражного управляющего с требованиями о привлечении директора к субсидиарной ответственности по этим суммам. Чем руководствовался генеральный директор, сказать сложно, однако, очевидно, что ему еще долго придется претерпевать последствия своих решений.

    Пример №3

    Все более опасным становится попытка искусственно увеличивать кредиторскую задолженность с целью сохранения контроля за процедурой банкротства.

    Например, в рамках банкротного дела одной компании физическое лицо пыталось включиться в реестр требований кредиторов на сумму более 250 млн рублей, что составляло примерно 20% объема требований в реестре.

    При анализе документов стало понятно, что это физическое лицо получило права требования к компании на основании договора переуступки прав требований долга, ранее признанного решением суда общей юрисдикции.

    Якобы четыре года назад фирма получила заем от физического лица сроком на три года с условием выплаты процентов в конце срока. Этот гражданин после обращения кредиторов в суд быстро просудил такую задолженность и получил исполнительный лист по признанному исковому заявлению.

    После чего он переуступил права требования другому физическому лицу. Реальные кредиторы попытались оспаривать такое включение в реестр через недействительность сделок.

    Однако суд не воспринимал их доводы, поскольку все происходило до существенного изменения регулирования и судебной практики в таких ситуациях.

    Более того: имелось вступившие в законную силу решение суда, а сама сделка оказалась за пределами трехлетних сроков. Кредиторы обратились в правоохранительные органы, поскольку полагали, что имеет место мошенничество со стороны руководителя компании.

    Это обвинение в совершении тяжкого преступления, поэтому следствие решило проверить реальность всех сложившихся по документам отношений.

    В частности, следователи особое внимание уделили вопросу, была ли реальная возможность первоначально предоставить такой заем, а потом выкупить за такую сумму права требования.

    Ключевые фигуранты (то есть первоначальный мнимый кредитор, мнимый кредитор по цессии и генеральный директор) не смогли пояснить, откуда у них были такие деньги, как они их друг другу передали, а также как директор их потратил.

    По итогу дело было направлено в суд по обвинению в покушении на мошенничество в особо крупном размере и теперь фигурантам грозит до семи лет лишения свободы.

    Это стало достаточным основанием, чтобы кредиторы через арбитражного управляющего оспорили включение в реестр требований по мнимому займу.

    Приводить подобные примеры можно до бесконечности. С учетом специфики российских корпоративных отношений и бизнеса в целом генеральному директору при совершении любых действий стоит обратить особое внимание на следующее:

    1. Все сделки по отчуждению активов должны быть как согласованы в установленном для крупных сделок или сделок с заинтересованностью порядке, иметь под собой реальное экономическое обоснование.
    2. Все финансовые операции должны найти свое отражение в бухгалтерском учете.
    3. Необходимо проверять контрагентов на предмет того, могут ли они реально исполнить сделки до того, как их заключать, или нет.
    4. Если с бухгалтерской документацией что-то случилось (например, произошел пожар или другое происшествие), то надо принять меры к восстановлению первичной документации, как того требует закон.
    5. Генеральный директор независимо от организационно-правовой формы компании должен объективно владеть картиной движения денежных средств в компании и иметь адекватное обоснование экономической выгоды для предприятия внедренных схем.
    6. В случае введения наблюдения, когда еще полномочия генерального директора не ограничены, помнить о необходимости соблюдения разумной расходной политики, которая должна учитывать и интересы потенциальных кредиторов.

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *