Изменение судом наименования ответчика

Светлане Богдановской* принадлежала квартира в многоквартирном доме. По договору общее имущество дома, в том числе отопительную систему, обслуживало ООО «Жилкомплекс».

Когда система отопления повредилась, квартиру затопило. Согласно подсчётам управляющей компании, причиной стал прорыв стояка отопления. Эксперты оценили ущерб в 192 000 руб.

Чтобы взыскать деньги, женщина обратилась в суд.

Первая инстанция сослалась в том числе на закон о защите прав потребителей и сделала вывод, что организация недобросовестно выполняла свои обязанности по содержанию отопительной системы. Суд обязал взыскать ущерб с ООО «Жилкомплекс». В апелляции с этим не согласились и приняли новое решение.

В нём иск был частично удовлетворён, но ответчиком оказалась уже не управляющая компания, а индивидуальный предприниматель Владимир Коренюк, который проходил в процессе как третье лицо. Именно он при проведении капремонта установил некачественную трубу.

В апелляции Коренюк стал соответчиком, процессуальный статус был изменён определением суда, при том что все стороны, включая истца, были против.

Рассмотреть то, что требуют

Коренюк оспорил судебные акты в ВС. Его жалобу удовлетворили (дело № 65-КГ19-3).

Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Игоря Юрьева отметила, что при повторном рассмотрении дела в апелляции нужно рассматривать только те требования, которые уже были в первой инстанции. Это подтверждается в п.

21 Пленума ВС № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», напомнил ВС. 

«Правила о соединении и разъединении нескольких исковых требований, об изменении предмета или основания иска и размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, замене ненадлежащего ответчика и привлечении к участию в деле третьих лиц в суде апелляционной инстанции в силу ч. 6 ст. 327 ГПК (порядок рассмотрения дела судом апелляционной инстанции) не применяются», – определение ВС. 

Исключение возможно, только если апелляция рассматривает спор по правилам первой инстанции. 

Карточки Пять ошибок в извещениях: как их исправил Верховный суд

Но в деле апелляция допустила ошибку, самовольно изменив статус третьего лица. Известно, что в заседании истица, её представитель, прокурор и представитель Коренюка возражали против такого изменения и просили разрешить заявленные, а не выдвинутые судом по собственной инициативе требования. 

В итоге ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию (на момент написания материала не рассмотрено).

Процессуальные ошибки

Разные инстанции периодически допускают неоднозначные процессуальные ошибки.

Так, в рамках одного из споров (разбирательство между БТА Банком и Росреестром, дело №А41-27710/2011) АС Московского округа, огласив резолютивную часть постановления, изготовил два полных варианта документа, разных по своему содержанию – от 4 и 5 декабря 2014 года.

Причём разные участники дела получили акты, которые отличались друг от друга. Проблема выяснилась лишь в стадии рассмотрения кассационных жалоб в Верховном cуде.

«Всё обнаружилось, когда стороны принесли в суд разные по содержанию постановления: кто-то из кассаторов просил отменить постановление АС МО от 5 декабря 2014 года, а кто-то постановление от 4 декабря 2014 года», – рассказал Павел Хлюстов, управляющий партнёр «Павел Хлюстов и партнёры». Оба документа были размещены в КАД. В итоге дело направили на новое рассмотрение. 

В этом сюжете

В рамках иска к ООО «РусМолоко» Валерий Гличиянц добивался выхода из общества с выплатой ему стоимости доли. Но был вопрос, можно ли выйти из общества, просто направив в него телеграмму с таким заявлением (дело № А41-27710/2011). Здесь кассация не справилась с нормами об извещении лиц, участвующих в деле.

АС МО опубликовал в КАД информацию о принятии кассационной жалобы к производству уже после судебного заседания, в котором жалоба была рассмотрена, вспоминает Хлюстов (дело № А41-65068/2013): «Определением АС Московского округа от 27 февраля 2015 года кассационная жалоба ООО «РусМолоко» принята к производству и назначена к рассмотрению в судебном заседании на 5 мая 2015 в 14:30. Признав надлежащим извещение истца о месте и времени судебного разбирательства, суд рассмотрел кассационную жалобу в тот же день в отсутствие Гличиянца». При этом по закону информация должна появиться в интернете не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания (ч. 1 ст. 121 АПК).

Резолютивную часть постановления суд разместил спустя секунду, а мотивировочную часть – спустя шесть секунд после определения о принятии. Верховный суд, где и оказалось дело, пришёл к выводу, что требование ч. 6 ст.

121 АПК, возлагающей на лиц, участвующих в деле, обязанность самостоятельно принимать меры по получению информации о движении дела и предусматривающей возможность получения такой информации в такой ситуации, не могло быть выполнено.

Истец не располагал информацией о времени и месте судебного заседания, сделал вывод ВС, и не мог присутствовать в заседании кассации. А значит, был лишён возможности представить отзыв и выступить в судебном заседании.

В другом деле, о котором вспоминают юристы, судебный акт с пометкой «для ознакомления» оказался в руках одной из сторон спора ещё до его официального опубликования.

Документ (в данном случае, скорее всего, проект судебного акта) пытались приобщить в ходе судебного заседания с участием ПАО НБ «ТРАСТ».

Все заседания, в том числе и то, о котором идёт речь, проходили 19 июля 20017 года, указывала в своей колонке по этому поводу адвокат Светлана Львова. Однако в КАД дата публикации судебного акта – 18 июля.

* – имя и фамилия участников спора изменены редакцией.

Вс напомнил судам порядок действий при изменении квалификации спорных правоотношений

Верховный Суд вынес Определение № 78-КГ20-23-КЗ, в котором напомнил судам о том, что при изменении квалификации спорных правоотношений необходимо поставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора.

Сергей Робул обратился в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к Сергею Митину о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов. Он указал, что 3 февраля 2011 г. ответчик взял у него в долг 774 тыс. руб.

на срок до востребования, о чем была составлена расписка. 7 марта 2018 г. Сергей Робул направил должнику требование о возврате денежных средств в тридцатидневный срок с момента получения этого требования, однако деньги возвращены не были и на претензию от 13 марта 2018 г.

Сергей Митин не ответил.

Уточнив исковые требования, Сергей Робул просил взыскать с ответчика сумму основного долга – 774 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере более 20 тыс. руб. и почти 10 тыс. руб. в качестве компенсации судебных расходов.

Взыскивая в пользу истца заявленные им суммы, Калининский районный суд г.

Санкт-Петербурга исходил их того, что представленная расписка не подтверждает факт заключения именно договора займа, однако полученные ответчиком денежные средства являются его неосновательным обогащением и подлежат взысканию в пользу истца. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, согласившись с такими выводами.

Сергей Митин обратился в Верховный Суд, который, изучив кассационную жалобу, напомнил, что в силу ст. 39 ГПК предмет и основание иска определяет истец, а суд в соответствии с ч. 3 ст. 196 данного Кодекса принимает решение по заявленным требованиям.

Высшая инстанция сослалась на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», согласно которому суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

В то же время, заметил ВС, в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в соответствии со ст.

148 ГПК на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора. По смыслу ч. 1 ст.

196 данного Кодекса суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

ВС указал, что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 июня 2008 г.

№ 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» также разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Читайте также:  Как узнать задолженность по кредиту?

Верховный Суд обратил внимание на то, что по настоящему делу истец предъявил требования о взыскании с ответчика денежной суммы и процентов, в обоснование которых ссылается на факт передачи этой денежной суммы ответчику.

Данные правоотношения он полагал займом и ссылался в обоснование иска на положения ст. 809 и 811 ГК. Первая инстанция посчитала, что к данным правоотношениям подлежат применению нормы гл.

60 Гражданского кодекса о неосновательном обогащении ответчика в связи с недоказанностью факта заключения сторонами договора займа.

Высшая инстанция отметила, что в соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно п. 2 ст. 56 данного Кодекса суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

«В силу данных норм процессуального права и с учетом приведенных выше разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд, придя к выводу о квалификации спорных правоотношений как неосновательного обогащения, обязан был поставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались, а также распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств», – посчитал ВС.

Верховный Суд заметил, что согласно материалам дела эти требования закона судом выполнены не были. При этом в кассационной жалобе Сергей Митин указал, что вследствие этого нарушения он был лишен возможности заявить свои возражения против взыскания неосновательного обогащения и представить соответствующие доказательства.

Таким образом, ВС отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга.

В комментарии «АГ» юрист АБ «Халимон и Партнеры» Александр Бобров указал, что Верховный Суд совершенно справедливо напомнил нижестоящим инстанциям о том, что правосудие в России строится на принципах состязательности и равноправия участников судебного разбирательства.

«Действительно, действующее процессуальное законодательство наделяет суд, рассматривающий дело, широкими процессуальными полномочиями, использование которых, в частности, призвано направить стороны к эффективной реализации принадлежащих им прав и, как результат, всесторонне и полно рассмотреть конкретный спор.

При этом, направляя процессуальное поведение сторон, суд не должен брать на себя присущие только сторонам полномочия», – отметил Александр Бобров.

По его мнению, подобные случаи имеют место в судебной практике, хотя и не носят массовый характер.

«Общепринятой является практика, при которой судья, рассматривающий дело и полагающий, что к отношениям, возникшим между сторонами, следует применить иные нормы, отличные от тех, на которые ссылается истец, разъясняет ему право уточнить требования.

Процессуально это реализуется через подачу заявления об изменении предмета или основания иска в порядке ч. 1 ст. 39 ГПК РФ», – подчеркнул юрист.

Адвокат КА «Объединенная коллегия адвокатов Чувашской Республики» Сергей Ванюков отметил, что ВС предлагает судам в случае несогласия с юридической квалификацией правоотношений сторон, предложенной истцом, не отказывать в иске, а в рамках подготовки к судебному заседанию предложить свою квалификацию правоотношений сторон и вынести ее на обсуждение, определив обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора и распределив при этом бремя доказывания между сторонами.

«Такой подход, с одной стороны, обеспечивает процессуальную экономию времени, а с другой – позволяет снизить требования к юридической квалификации сторон», – указал он. Сергей Ванюков отметил, что случаи несогласия судов с классификацией правоотношений, предложенной сторонами, нередки, а потому определение Верховного Суда имеет практическую ценность.

Статья 124 АПК РФ. Изменение наименования лица, перемена адреса во время производства по делу

1. Лица, участвующие в деле, обязаны сообщить арбитражному суду об изменении своего наименования. При отсутствии такого сообщения лицо, участвующее в деле, именуется в судебном акте исходя из последнего известного арбитражному суду наименования этого лица.

2. Лица, участвующие в деле, обязаны сообщить арбитражному суду об изменении своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения копии судебных актов направляются по последнему известному арбитражному суду адресу и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не находится или не проживает.

3. В случае если лицо, участвующее в деле, сообщало арбитражному суду номера телефонов и факсов, адрес электронной почты или аналогичную информацию, оно должно проинформировать арбитражный суд об их изменении во время производства по делу.

4. Арбитражный суд указывает в определении или протоколе судебного заседания изменение наименования лица, участвующего в деле, его адреса, номеров телефонов и факсов, адреса электронной почты или аналогичной информации.

См. все связанные документы >>>

1. В ч. 1 ст. 124 содержится правило, обязывающее участников арбитражного процесса сообщать суду сведения об изменении своего наименования. Комментируемая норма применяется с 21.10.2009.

Необходимость в установлении данного правила обусловлена тем, что в рамках правосудия принимаются акты индивидуального правоприменения.

Для того чтобы они были исполнимы, арбитражный суд должен иметь возможность идентифицировать и персонифицировать участников процесса.

Действующее законодательство предусматривает наличие наименования в отношении организаций, в том числе юридических лиц. В соответствии с п. 4 ст.

52 ГК наименование юридического лица обязательно должно быть указано в уставе юридического лица, оно выступает в качестве индивидуализирующего признака.

Наименование юридического лица включается в состав сведений, подлежащих регистрации в ЕГРЮЛ (ст. 5 ФЗ о госрегистрации), и должно включать в себя указание на организационно-правовую форму.

При изменении наименования вносятся изменения и в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ.

На практике следует разграничивать случаи изменения наименования от правопреемства. При изменении наименования в арбитражном процессе участвует тот же субъект, при правопреемстве в процесс вступает новый участник, который занимает процессуальное положение правопредшественника.

Хотя в статье ничего не говорится о форме и содержании сообщения об изменении наименования, представляется необходимым применение письменной формы.

Поскольку изменение наименования связано с внесением изменений в учредительные документы юридического лица и в ЕГРЮЛ, то новое наименование у юридического лица возникает с момента внесения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ.

Письменное сообщение об изменении наименования должно быть подано в арбитражный суд, в производстве которого находится дело. В сообщении рекомендуется указать сведения о рассматриваемом деле, процессуальный статус лица, сменившего свое наименование, приложить выписку из ЕГРЮЛ.

В ч. 1 ст. 124 содержится и указание на возможные процессуальные санкции за неисполнение обязанности по уведомлению арбитражного суда об изменении наименования. При отсутствии такого сообщения лицо, участвующее в деле, именуется в судебном акте исходя из последнего известного арбитражному суду наименования этого лица.

В этом случае лицо, участвующее в деле, не сообщившее об изменении своего наименования, не может обжаловать судебный акт или отказаться от предписаний, содержащихся в судебном акте, если его наименование указано без учета изменений. В этом случае лицо, участвующее в деле, обязано выполнить требования судебного акта.

Законодатель обязывает сообщать сведения только об изменении наименования. Но в арбитражном процессе в качестве лиц, участвующих в деле, могут выступать и граждане. В отношении граждан возможно изменение имени, фамилии, отчества. В этой связи представляется допустимым обязывать участников процесса сообщать об изменении не только своего наименования, но и фамилии, имени, отчества.

Правило о необходимости информировать арбитражный суд об изменении наименования отнесено только к лицам, участвующим в деле. Такой подход законодателя представляется не совсем оправданным. В соответствии с ч. 1 ст.

121 АПК обязанность по надлежащему извещению возложена на арбитражный суд не только в отношении лиц, участвующих в деле, но и в отношении свидетелей, экспертов, переводчиков, представителей.

В этой связи представляется возможным применить это правило и к иным участникам процесса, в отношении которых у арбитражного суда существует обязанность по надлежащему извещению.

2. Часть 2 ст. 124 АПК закрепляет правило, обязывающее лиц, участвующих в деле, сообщать арбитражному суду сведения об изменении во время производства по делу адреса или места жительства.

Наличие данного правила связано с возложением на арбитражные суды обязанности по надлежащему извещению участников процесса.

Исполнение такой обязанности будет затруднительно, если участники процесса не поставят в известность суд об изменении своего адреса.

Изменение адреса влечет внесение изменений в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ. После внесения изменений в ЕГРЮЛ юридическое лицо обязано направить в арбитражный суд сообщение об изменении адреса с приложением выписки из ЕГРЮЛ.

Часть 2 ст. 124 АПК не регламентирует форму и содержание такого сообщения. Представляется, что сообщение должно оформляться в письменной форме и приобщаться к материалам дела.

Читайте также:  Есть ли закон о неприкосновенности бизнеса

При нарушении лицом, участвующим в деле, обязанности извещения арбитражного суда об изменении своего адреса наступают следующие последствия: 1) судебные акты направляются арбитражным судом по последнему известному адресу; 2) копии судебных актов считаются доставленными (установлена процессуальная презумпция); 3) лицо, участвующее в деле, считается надлежащим образом извещенным; 4) лицо, участвующее в деле, не может при обжаловании судебного акта ссылаться на тот факт, что не было извещено о судебном заседании или проведении отдельного процессуального действия.

Правило о необходимости информировать арбитражный суд об изменении адреса отнесено только лицам, участвующим в деле. Такой подход законодателя представляется не совсем оправданным. В соответствии с ч. 1 ст.

121 АПК обязанность по надлежащему извещению возложена на арбитражный суд не только в отношении лиц, участвующих в деле, но и в отношении свидетелей, экспертов, переводчиков, представителей.

В этой связи представляется возможным толковать норму ч. 2 комментируемой статьи расширительно и применять это правило и к иным участникам процесса, в отношении которых у арбитражного суда существует обязанность по надлежащему извещению.

3. В случаях, не терпящих отлагательств, судебные извещения и вызовы могут направляться арбитражным судом по телефону, факсу, электронной почте (ч. 3 ст. 121 АПК).

Для надлежащего исполнения арбитражным судом своих обязанностей по надлежащему извещению в отношении лиц, участвующих в деле, устанавливается обязанность информировать арбитражный суд об изменении номера телефона, факса, адреса электронной почты.

Обязанность по извещению наступает в том случае, если ранее лицо, участвующее в деле, сообщало арбитражному суду такую информацию. Если соответствующей информации предоставлено не было, то в данном случае, исходя из буквального толкования комментируемой нормы, такая обязанность не наступает.

Законодателем также не регламентирована процедура направления сообщения. Как ранее указывалось, и в этом случае будет предпочтительнее письменная форма сообщения, подтверждающая исполнение обязанности лицом, участвующим в деле. Письменное заявление приобщается к материалам дела.

Правило о необходимости информировать арбитражный суд об изменении номера телефона, факса, адреса электронной почты отнесено только к лицам, участвующим в деле. Представляется возможным толковать норму ч. 3 комментируемой статьи расширительно и применять это правило и к иным участникам процесса: представителям, экспертам, переводчикам, свидетелям.

4. В ч. 4 ст. 124 АПК закреплен порядок фиксации арбитражным судом сведений об изменении наименования, адреса, номеров телефонов и факсов, адреса электронной почты или аналогичной информации у лиц, участвующих в деле. Данная норма вступила в действие с 21.10.2009.

После получения арбитражным судом сведений об изменении наименования, адреса, номера телефона, факса, адреса электронной почты или иной аналогичной информации он фиксирует данный факт либо в протоколе судебного заседания, либо в определении. Определение выносится в случае, если изменение соответствующих данных произошло вне рамок судебного заседания.

Представляется, что данное определение должно быть вынесено в виде отдельного судебного акта, приобщено к материалам дела. В резолютивной части определения должны быть указаны новое наименование, новый адрес или новые данные о телефоне, факсе, адресе электронной почты. Данное определение не может быть обжаловано.

Копию определения целесообразнее направить всем лицам, участвующим в деле.

При вынесении определения об изменении наименования, адреса, данных о телефоне, факсе, электронной почты либо перед тем, как внести соответствующие сведения в протокол судебного заседания, арбитражный суд должен убедиться в достоверности представленных сведений и свои выводы мотивировать ссылками на полученные документы. Допустимыми доказательствами при изменении наименования, адреса юридического лица являются выписки из ЕГРЮЛ.

Уточним или изменим? Или как выстроить истцу защиту нарушенного права

«Если истец уточнил исковые требования, но не отказался от ранее заявленных исковых требований, то суд при вынесении решения должен разрешить все заявленные требования» – пожалуйста, поясните эту мысль.

Вот такой вопрос мне задали в блоге по теме: Некоторые правила и принципы составления идеального искового заявления. Правило №2.

Давайте разберемся с самого начала в этой ситуации.

Истец планирует обратиться в суд в защиту своего нарушенного права.

Поскольку обычный гражданин не обладает юридическими познаниями, то как правило, он либо сам составляет исковое заявление, либо обращается к юристу (адвокату).

Справедливости ради отмечу, что даже профессиональному юристу, при ведении своего личного дела в суде, лучше иметь представителя, поскольку личное восприятие ситуации зачастую деформирует ее правовое содержание.

С момента обращения будущего истца к юристу, начинается кропотливая правовая работа последнего над позицией доверителя в суде.

Единственно правильным вариантом является изучение всех правовых нюансов конкретной ситуации (ознакомление с фактическими обстоятельствами конфликта, сбор доказательств, анализ судебной практики и т.д.).

Конечным результатом данной работы, должно стать исковое заявление. При этом текст искового заявление должен быть написан так, чтобы у суда не возникало сомнений в правильности позиции истца.

При этом основная линии защиты прав истца должна прослеживаться с первой строчки искового заявления до последней фразы его просительной части.

Действительно, в ходе судебного разбирательства, может потребоваться существенная корректировка позиции истца. Как правило, это связано, с получением судом дополнительных доказательств, заявлением стороной ответчика встречного иска.

Я убеждена, что применительно к каждой правовой ситуации имеется соответствующий механизм защиты. То есть, каждому нарушенному праву, корреспондируют конкретные требования в просительной части. Это соотносится как «ключ к замку».

Например, нарушенное право: истцу некачественно оказали медицинскую помощь в клинике, что повлекло вред здоровью. Исковое требование: Прошу взыскать с ГКБ №1 г. Энска в пользу Петрова В.В. компенсацию морального вреда в размере 1000000 руб. 00 коп., ущерб в размере 1500000 руб. 00 коп.

 Никакие другие исковые требования здесь заявлены быть не могут, в том числе и в формулировке: Прошу установить факт некачественного оказания медицинской помощи.

На практике же, истец чтобы защитить свое нарушенное право, выдвигает несколько исковых требований, иногда взаимоисключающих друг друга. Эти требования могут быть заявлены как на стадии подачи иска, так и в ходе судебного разбирательства.

Как правило истец уточняет исковые требования, и по факту, действительно, вместе одного первоначального искового требования, суд получает несколько исковых требований.

Теперь самое интересное.

1) В ГПК РФ нет термина «уточнение» искового заявления. Есть только ст. 39 ГПК РФ, которая говорит нам про изменение основания или предмета иска, а также же увеличение или уменьшение исковых требований.

Но, в каждом втором гражданском деле, которое рассматривается в суде общей юрисдикции мы можем увидеть процессуальный документ, который называется: Исковое заявление (уточненное).

Итак, уточненное исковое заявление, это наша правовая действительность, которая исторически сложилась и отрицать наличие которой – бессмысленно.

Под уточненным исковым заявлением, все участники судебного разбирательства понимают письменную форму реализации прав истца, предусмотренную ст. 39 ГПК РФ.

2) Прошу обратить внимание на п.п. 5 и 11 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении», в которых сказано, что согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

  • Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.
  • Например, суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса РФ применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, о которых указано в статьях 168-172 названного Кодекса).
  • Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.
  • Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (часть 5 статьи 198, статьи 204-207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указывать, кому, в отношении кого и в чем отказано.

3) Признаюсь честно, я не занимаюсь арбитражными делами, но в силу рассматриваемой тематики, мне понравилась позиция кассационной инстанции изложенная в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 24.02.

2010 по делу № А56-34556/2009 (Решение суда об удовлетворении иска о взыскании с ответчика предоплаты по договору купли-продажи подлежит отмене, поскольку в данном случае в качестве предмета и основания иска суд принял первоначальные исковые требования без их последующего уточнения, равно как и не отразил в судебном акте факт заявления истцом ходатайства об увеличении заявленных исковых требований и результат его рассмотрения). Данный судебный акт легко найти в правовых базах.

4) Позиция представителей о том, что необходимо выдвинуть несколько исковых требований в защиту интересов истца, а суд сам разберется, на мой взгляд, не профессиональна. Юрист должен четко представлять какое его действие к каким правовым и процессуальным последствиям приведет.

Никаких исковых требований «с запасом» быть не может. Следует ясно понимать, что в результате уточнения иска, никакие требования «за рамки иска» не выносятся. Требования заявлены, значит они должны быть разрешены судом, при условии отсутствии отказа истца от данных требований.

Читайте также:  Отключение от электрической сети СНТ неплательщика

Отказ от данных требований действительно влечет прекращение производства по делу. Но, в этом моменте хочется возразить следующее.

А почему стороны не используют медиативные процедуры и не могут закончить спор мировым или медиативным соглашением?  Это ведь наиболее эффективная модель разрешения спора, которая не требует бесконечного уточнения (изменения) исковых требований и не требует отказа от каких-либо позиций.

5) Суд не должен говорить стороне о том какие исковые требования являются правильными, а какие нет. Суд, не дает юридических консультаций. Иное может расцениваться как нарушение принципа равноправия сторон (ст. 12 ГПК РФ), поскольку сторона ответчика получает право заявить о том, что суд оказывает содействие стороне истца в разрешении спора.

Обобщение судебной практики об ошибках при разрешении вопроса о принятии иска к производству — Ассоциация Юристов России

  • 13 Июля 2021
  • В соответствии с планом работы Первого кассационного суда общей юрисдикции на первое полугодие 2021 года, проведен анализ ошибок, допускаемых судами кассационного округа при разрешении вопросов о принятии искового заявления (заявления) к производству суда (отказ в принятии искового заявления, возвращение искового заявления, оставление искового заявления без движения).
  • Анализ изучения причин отмен определений показал, что при вынесении определений об отказе в принятии исковых заявлений, их оставлении без движения и возвращении в целом судами кассационного округа соблюдаются требования действующего законодательства, регулирующего вопросы принятия иска к производству суда, оставления кассационных жалоб без движения, возвращении кассационных жалоб без рассмотрения по существу.
  • Все определения вынесены в установленный частью 1 статьи 133 ГПК РФ срок со дня поступления искового заявления в суд.

Как показали результаты проведенного анализа за 2020 г. судьями Первого кассационного суда общей юрисдикции отменены 72 определения, вынесенные судами кассационного округа при разрешении вопросов о принятии искового заявления (заявления) к производству суда. Из указанного количества: по 13-ти материалам отказано в принятии искового заявления, по 55-ти материалам исковые заявления возвращены, по 4-ем материалам исковые заявления (заявления) оставлены без движения.

За период с 1 января 2021 г. по 30 апреля 2021 г. по указанным вопросам судьями Первого кассационного суда общей юрисдикции отменено 28 определения, вынесенные судами кассационного округа, из которых по 6-ти материалам отказано в принятии искового заявления, по 22-м материалам исковые заявления возвращены, в том числе в связи с неподсудностью дела суду общей юрисдикции.

Судьями в основном правильно разрешается вопрос о возможности принятия искового заявления к своему производству.

Отказ в принятии искового заявления. Судьями в основном правильно разрешается вопрос о возможности принятия искового заявления к своему производству.

Имели место случаи, когда судьи необоснованно отказывали в принятии искового заявления, ошибочно полагая, что у истца отсутствует субъективное право на обращение за судебной защитой.

Так, например, определением судьи Задонского районного суда Липецкой области, оставленным без изменения апелляционным определением Липецкого областного суда, отказано в принятии искового заявления Т.М.К. к Ч.Н.Г. о сносе самовольной постройки по основаниям пункта 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из представленного материала, Т.М.К.

обратился в суд с иском о сносе самовольной постройки, указав, что напротив одного из домов, на территории общего пользования находится цельнометаллический гараж и вагончик, принадлежащий Ч.Н.Г.

В 2017 году гараж был демонтирован, однако от него остался фундамент. Истец полагал, что данные объекты нарушают его права и создают угрозу его жизни и здоровью.

Отказывая в принятии иска Т.М.К. о сносе самовольной постройки, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что у истца отсутствует право на обращение в суд с требованиями по изложенным в иске основаниям, так как действовать от имени администрации муниципального района, на территории которого находятся спорные объекты, он не уполномочен.

  1. Суд кассационного суда общей юрисдикции, отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, указал следующее.
  2. В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.
  3. Суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов (часть 1 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Из поданного Т.М.К. искового заявления следует, что он просит снести самовольные постройки, поскольку данные объекты нарушают его права и создают угрозу его жизни и здоровью.

Суд кассационной инстанции отметил, что установление факта нарушения прав или охраняемых законом интересов относится к юридически значимым обстоятельствам, которые подлежат установлению по делу.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 2 Постановления от 24 июня 2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» указал, что недопустимо совершение действий по подготовке дела к судебному разбирательству до его возбуждения в суде (до принятия заявления). В стадии возбуждения гражданского дела возможно лишь согласно положениям главы 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации применение статьи 134 (отказ в принятии заявления), 135 (возвращение заявления), 136 (оставление заявления без движения).

Таким образом, проверить доводы истца, равно как и установить факт нарушения его прав либо опровергнуть такое нарушение возможно лишь при рассмотрении дела по существу.

(Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11 марта 2020 г. N 88-4622/2020, 9-30/2019).

По другому делу, определением судьи Чеховского городского суда Московской области, оставленным без изменения апелляционным определением Московского областного суда в принятии заявления Ф.И.В. и Ф.Ю.В.

в порядке особого производства об установлении факта совместного открытого, добросовестного и непрерывного владения и пользования квартирой, как своей собственной в течение срока приобретательной давности, было отказано.

  • Отказывая в принятии указанного заявления, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса, исходил из того, что имеется спор о праве.
  • Данный вывод нижестоящих судов суд Первого кассационного суда общей юрисдикции посчитал основанным на неправильном применении норм процессуального права.
  • Так, возможность установления факта владения и пользования недвижимым имуществом предусмотрена пунктом 6 части 2 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
  • Согласно части 3 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.
  • Однако в нарушение части 3 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции отказал в принятии указанного заявления, в то время как данной нормой при наличии спора о праве предусмотрено оставление заявления без рассмотрения.
  • Отменяя апелляционное определение, суд кассационной инстанции обратил внимание судов, что при отказе в принятии заявления заявитель лишается права на повторное обращение в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям (часть 3 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
  • Исходя же из положений части 3 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при оставлении заявления без рассмотрения, заявителю и другим заинтересованным лицам разъясняется их право разрешить спор в порядке искового производства.

(Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18 февраля 2021 г. № 88-3382/2021, 9-268/2020).

Имели место случаи отказа в принятии искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по мотиву того, что оно не подлежит рассмотрению в судах.

Ч.А.А. и Н.И.Г. обратились в суд с иском к СНТ «Булатниково» о признании недействительными решения общего собрания.

Определением Видновского городского суда Московской области, оставленным без изменения апелляционным определением Московского областного суда в принятии искового заявления Ч.А.А. и Н. И.Г. отказано.

Отказывая в принятии искового заявления, суд первой инстанции, с позицией которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что рассмотрение заявленных требований относится к исключительной компетенции решений общих собраний садоводов, собраний членов товарищества, собрания правления, но не к компетенции суда.

Суд кассационного суда нашел выводы суда первой и апелляционной инстанций не соответствующими требованиям закона, а именно, пункту 1 статьи 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *