Нарушение судом норм процессуального права

Нарушение судом норм процессуального права
Нарушение судом норм процессуального права на практике

Работа судьи очень сложная и ответственная. Те люди, которые прямо или косвенно знакомы с юриспруденцией, знают об этом.

Естественно, на судью ложится огромная ответственность за суть выносимых и принимаемых им решений.

Однако, к огромному сожалению, судебная практика изобилуют случаями, когда материальные и процессуальные (процедурные) нормы права применялись судом с нарушениями.

Отчасти это объясняется тем, что на сегодняшний день судебная система завалена огромным количеством рассматриваемых дел, что неумолимо сказывается на качестве их рассмотрения.

Однако факт остается фактом. Нарушение имеет место быть, и от этого никуда не деться. При допущении судом нарушений единственным возможным выходом станет обжалование вынесенного судом решения.

В этих целях были разработаны и отлажены механизмы обжалования в вышестоящих инстанциях.

Нарушение судом норм процессуального праваВся статья касается суда

В каких случаях судом будут нарушены процессуальные нормы?

Когда суд ошибается и применят неправильно материальную норму права, т.е. ошибается с применением статьи ГК РФ, то в таком случае вынесенное решение однозначно будет ошибочным.

Это значит, что нарушение будет признано существенным, а само решение неминуемо будет отменено.

Нарушение судом норм процессуального праваКак действовать, чтобы отменить решение?

Если же речь заходит об ошибке применении нормы процедурного типа, т.е. статьи ГПК РФ, то её несоблюдение также в большинстве случаев ставит вынесенное решение, вернее, его правомерность, под вопрос.

Однако это происходит далеко не всегда. Есть нарушения, что отмену решения за собою не влекут.

Поэтому принято выделять две группы данных нарушений:

  • существенные – это нарушения, что влекут отмену либо изменение вынесенного ранее решения;
  • несущественные — нарушения, которые к отмене судебного решения не ведут.

Ниже подробно рассмотрим, какие конкретные нарушения относятся к каждой из названных групп.

Какие нарушение процедурных норм относятся к существенным?

К названным нарушениям, что неминуемо приведут к отмене вынесенного решения, закон относит следующие:

  • рассмотрение дела в незаконном составе — имеется в виду, что рассмотрение дела производится судьями, которые на это право не имеют (к примеру, нарушен принцип «повторного участия судьи», принципа «неизменности состава суда» либо судьёй не заявлен самоотвод);
  • дело рассматривается судом при отсутствии заинтересованных лиц – это будет признано нарушением лишь в том случае, если неявка лиц обусловлена тем, что они не были надлежаще уведомлены о месте и времени, когда было назначено рассмотрение дела;
  • не соблюдён принцип «языка судопроизводства» — если лицо, привлечённое в дело, не владеет языком, на котором ведётся процесс, ему предоставляется переводчик, так как у него есть законное право участвовать в деле (давать пояснения, заявлять ходатайства, подавать возражения и так далее) на языке, которым он свободно владеет, в том числе и на его родном языке;
  • суд неверно решил вопрос относительно прав и обязанностей лиц, на основании чего они не были привлечены к делу — нарушение будет тогда, когда гражданское дело, затрагивающие права третьего лица, рассмотрено без его участия в силу того, что судья неправильно оценил его статус в деле;
  • решение суда подписано ненадлежащим судьей либо не подписано вовсе – подобное нарушение очевидно и в пояснениях не нуждается;

Нарушение судом норм процессуального праваРешение подписывает ненадлежащий судья

  • решение принято судьей, который даже не входил в состав суда, что рассматривал дело — нарушение очевидно, ведь в таких обстоятельствах получается, что решение принимало лицо, которое элементарно не имело на это никакого права;
  • нет протокола судебного заседания – протокол должен вестись обязательно, так как этот процессуальный документ призван обеспечивать защиту прав и законных интересов всех участников процесса;
  • нарушена тайна совещания — телефонный звонок судье в момент совещания перед вынесением решения либо нахождение постороннего в комнате судей в момент совещания будет являться убедительным поводом для отмены решения.

Важно знать, что любое из вышеназванных нарушений приведёт к одному – отмене решения. При этом соблюдена ли материальная норма или нет, никакого значения не имеет. Решение априори будет признано незаконным.

Какие нарушения будут несущественными?

  • Такие нарушения отмены решения суда в безусловном порядке не ведут, но при определенных обстоятельствах факт их допущения может поставить под сомнение его законность.
  • К нарушениям подобного плана относятся все оставшиеся нарушения, что не вошли в первую группу.
  • Если конкретно, то это:
  • нарушение сроков;
  • представительство в суде без подтверждающих документов;
  • неправильный порядок ведения заседания;
  • неправильное определение подсудности;
  • нарушение принципа гласности;
  • прочие процессуальные нарушения, возможные в судопроизводстве.

Наличие подобных нарушений ведёт к признанию вынесенного решения неправомерным лишь тогда, когда они действительно привели к тому, что было вынесено неправильное решение. А вот могло ли нарушение процедурной нормы повлечь принятие неправильного решение, решает лишь вышестоящий суд.

Наиболее популярные процессуальные нарушение

Чаще всего из процессуальных норм нарушаются те, которые устанавливают срок осуществления тех или иных действий.

Нарушение судом норм процессуального праваСуд должен соблюдать процессуальные сроки

В принципе, это не удивительно, поскольку суды общей юрисдикции, как уже указывалось чуть выше, завалены гражданскими делами.

Как правило, судом не соблюдаются следующие сроки:

  • срок рассмотрения дела – по общему правилу он равен двум месяцам, т.е. в течение названного срока, отсчёт которого начинается с момента поступления иска в суд, должно назначаться заседание;
  • срок оформления протокола судебного заседание – он оформляется в течение трёх дней с момента, когда заседание суда окончилось;
  • срок оформления развёрнутого судебного решения – окончательный вариант решения оформляется в течение пяти дней с момента окончания разбирательства.

С точки зрения закона нарушение данных сроков является не столь важными и существенным, но данный вид нарушений способен создать участникам спора определённые проблемы.

К примеру, при затягивании срока оформления протокола судебного заседания у сторон возникает проблема с внесением в него своих замечаний, что в итоге ставит под сомнение возможность отстаивания участниками спора своих законных интересов.

Как бороться с несоблюдением процессуальных сроков?

При затягивании судом, т.е. судьями и их помощниками процессуальных сроков, определённых законом, необходимо действовать примитивно просто – обжаловать их бездействия.

В этих целях стоит подать жалобу на имя председателя суда, в котором рассматривалось дело.

Нарушение судом норм процессуального праваНесоблюдение судом сроков можно обжаловать

Жалоба составляется в свободной форме и направляется в канцелярию суда в двух экземплярах.

При этом в обязательном порядке на обоих должны поставить отметку о приёме с указанием даты и входящего номера. Один экземпляр жалобы нужно оставить у себя на руках.

Он может заявителю пригодится, особенно, если планируется в дальнейшем обжаловать вынесенное судом решение в вышестоящую инстанцию.

Подводя итоги

  1. Как это ни печально, но нарушение судом норм права встречается часто.
  2. Суд может как неправильно применить норму ГК РФ, так и ГПК РФ.

  3. Если с нормами ГК РФ всё понятно в том смысле, что их неправильное применение ведёт к отмене решения в 99% случаев, то вот нарушение нормы ГПК РФ отмену решения может повлечь только в 50% случаев.

Но одно очевидно — нарушение норм процедурного характера в любом случае прямо или косвенно ведёт к ущемлению прав участников заседания.

Поэтому в любом случае на подобное стоит реагировать, хотя бы по той причине, что обжалование нарушений поможет вывести работу суда на должный высокопрофессиональный уровень, на котором и должен работать суд как орган судебной власти, творящий правосудие.

В акте правосудия нет мотивов отклонения доводов участника спора. нарушение? может ли оно привести к неправильному решению?

В печати много написано о мотивированности как свойстве судебного решения.

Отмечается важность этого свойства с позиций справедливости, законности, обоснованности правосудия.

При этом, как правило, описываются ситуации, когда суд обязан обосновывать свои выводы о юридических фактах ссылкой на имеющиеся в деле доказательства и установленные на их основе обстоятельства дела (в т.ч.

так называемые доказательственные факты), а резолютивную часть акта правосудия сформировать со ссылкой на подлежащие применению нормы материального права.

Между тем, думается, что мотивированность имеет и еще очень важную грань, которая в последнее время отчетливо начала проявляться, чем диагностировала современное «заболевание» деятельности по осуществлению правосудия.

Я имею в виду те ситуации, когда в судебном акте (постановлении) в нарушение нормы процессуального кодекса о содержании судебного решения (постановления, определения) не указаны мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

Исторически первым «симптомом» этого заболевания явились такие ужасные фразы в актах правосудия, как: «доводы отклоняются, так как не основаны на законе, так как основаны на неверном толковании норм материального права, так как не относятся к предмету рассматриваемого дела, так как направлены на затягивание судебного процесса, так как свидетельствуют о недобросовестном использовании своих прав», ну, и т.п. и т.д. При этом никакого обоснования, конечно, не приводится.

  • В настоящее же время суды стали просто не давать оценку доводам участников спора.
  • При этом никакого процессуального механизма защиты против этого бездействия законом не предусмотрено.
  • Суд всех инстанций могут просто не оценивать доводы участников спора и сохранить в силе незаконный и необоснованный акт правосудия, повторив их тексты (судьи называют это «Согласиться»).
Читайте также:  Права и гарантии донорам

И с этим ничего не сделаешь. Я думаю, что многие юристы с этим постоянно сталкиваются.

  1. В процессуальных кодексах России всем известна норма о том, что нарушение норм процессуального права является основанием для отмены судебного акта (постановления), если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного судебного решения (акта).
  2. Должен честно признаться, мне эта норма никогда не была симпатична.
  3. На мой взгляд, эта норма служит и служила всегда основанием для большого числа судебных ошибок, которые не исправляются ни апелляционными, ни кассационными судами, не говоря уже о надзорных.
  4. Интересно рассмотреть этот вопрос исторически: когда эта норма впервые появилась, кто автор, в чем был замысел или, как сейчас любят говорить (в особенности выходцы из аппарата ВАС РФ), каково было политико-правовое обоснование?
  5. Но это отступление.
  6. В связи с изложенным я задумался над тем, является ли не указание мотивов, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле, основанием для отмены акта правосудия в связи с нарушением норм процессуального права, выразившееся этом в не указании мотивов.
  7. Почему адресованное суду требование указывать мотивы отклонения (принятия) доводов участников спора так важно для правильности акта правосудия?
  8. Почему нельзя довериться суду и предоставить ему возможность выносить решения как бы подразумевая, что суд вынесет решение с оценкой всех возможных доводов участников спора, предвосхищая их.
  9. Полагаю, что во всех случаях данное нарушение должно считаться таким, которое приводит или может привести к принятию неправильного решения.
  10. Более того, считаю, что данное нарушение должно быть отнесено к безусловным основаниям для отмены судебного акта (постановления), по примеру, допустим, такому основанию для отмены, как нарушение правила о тайне совещания при принятии решения.
  11. Поэтому перечень безусловных процессуальных оснований для отмены судебного акта может быть расширен.

Любое спорное материальное правоотношение, лежащее в основе судебного спора, возникает из оснований – юридических фактов. Указанные факты входят в предмет доказывания по судебному делу.

Участники спора в зависимости от выбранной правовой позиции ссылаются на наличие или отсутствие указанных оснований (юридических фактов), представляют доказательства этим фактам или их отсутствию и исходя из этого предлагают суду применить те или иные нормы права с учетом содержащихся в их гипотезах соответствующих указаний на юридические факты, предлагают правовую квалификацию спорного правоотношения.

  • Иными словами, такими действиями участники спора заявляют (приводят) доводы, которые должны получить надлежащую правовую оценку, результаты которой должны быть отражены в акте правосудия.
  • Отсутствие в акте правосудия результатов оценки доводов участников спора с высокой степенью вероятности приводит (может привести) к неправильному определению обстоятельств, имеющих значение для дела (ГПК РФ), к неполному их выяснению  (АПК РФ), к недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, к несоответствию выводов суда обстоятельствам и дела и судебным доказательствам, к неприменению норм права, подлежащих применению с учетом характера правоотношения лиц, участвующих в деле.
  • Принцип полноты, всесторонности, объективности судебного разбирательства в ГПК РФ, АПК РФ не предусмотрен, поэтому исходя из замысла законодателя суд не играет активную роль в установлении объективной истины, суд устанавливает, констатирует только ту часть правовой действительности, которая ему доступна благодаря активным действиями участников судебного спора.

Таким образом, суд в силу закона не обязан самоинициативно активно выяснять все обстоятельства в правоотношениях участников спора. При этом я различаю обязательные  действия суда по определению юридических фактов предмета доказывания и действия суда по выяснению (установлению) обстоятельств, входящих в предмет доказывания, даже если стороны об этом не заявляют.

Вследствие этой специфической пассивности суда законодатель предоставил участникам спора процессуальные права и возложил на них обязанности заявлять свои доводы с целью обосновать свою правовую позицию как по вопросам права, так и, что более важно, по вопросам факта. Для этого в законе закреплен и принцип состязательности участников спора.

  1. Из изложенного становится очевидным, что действующее законодательное регулирование по вопросу деятельности суда по установлениию обстоятельств дела предполагает высокую степень активности участников спора, направленную на установление обстоятельств дела.
  2. Высокая степень активности участников спора реализуется прежде всего через их доводы, которые они приводят в защиту занятой позиции.
  3. Праву участника спора заявлять доводы корреспондирует обязанность суда их принять, зафиксировать в процессуальной форме (протокол, аудиозапись, судебный акт), предоставить возможность противнику (оппоненту) и создать для него благоприятные условия для возражения против доводов, дать им правовую оценку с указанием мотивов принятия или отклонения.
  4. Таким образом, суд объективно не может отказаться от правовой и фактической оценки доводов участников спора в акте правосудия.

Суд хотя и руководит процессом, но он, по смыслу его законно установленной роли, не главный и не единственный в установлении обстоятельств спора.

Если законодатель считал бы его главным и единственным лицом в процедуре установления фактических обстоятельств, то тогда в процессуальных кодексах не было бы гарантий, связанных с обеспечением возможности участвовать непосредственно или через представителей в судебном процессе под страхом безусловной отмены акта правосудия, если эти гарантии нарушены (надлежащее извещение и др.)

  • Следовательно, полагаю, что судебный акт (постановление), в котором не отражены мотивы отклонения или принятия доводов участников спора, по форме и содержанию вообще не должен считаться актом правосудия.
  • Поскольку такой акт не признается актом правосудия, в качестве предложения законодательного механизма защиты против отсутствия в акте правосудия мотивов отклонения или принятия доводов участников спора полагаю, что в процессуальных кодексах необходимо предусмотреть право апелляционных и кассационных судов направлять дело (без отмены состоявшихся судебных актов) в соответствующий суд с обязательными указаниями изложить мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.
  • При этом считаю, что суды второй и кассационной инстанции в силу их проверочной природы не могут служить заменой суда первой инстанции и мотивировать отклонение или принятие доводов участников спора за суд первой инстанции и вместо него.
  • Таким образом, в конечном счете, нарушение норм процессуального права в виде не указания мотивов, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле, объективно и неизбежно приводит к таким порокам акта правосудия, как неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела (ГПК РФ), неполное их выяснение  (АПК РФ), недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда обстоятельствам и дела и судебным доказательствам, неправильное определение характера материального правоотношения участников спора и как следствие неприменение норм права, подлежащих применению с учетом характера правоотношения.
  • Из этого очевидно следует, что не указание мотивов отклонения или принятия доводов участника спора является таким нарушением норм процессуального права, которое с высокой степенью вероятности может привести к принятию неправильного акта правосудия.
  • Исключить эту вероятность можно только путем изложения мотивов отклонения (принятия) доводов и надлежащей правовой оценки этих доводов и соответствующих мотивов.

Отмена Верховным Судом решения по процессуальным основаниям – случайность?

Сугубо процессуальные нарушения крайне редко становятся основанием для отмены вступивших в законную силу судебных актов.

Как известно, есть безусловные основания для отмены, которые представляют собой столь грубые, или существенные, нарушения процессуального законодательства, что сам факт этого нарушения позволяет усомниться в законности судебного акта (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 АПК РФ).

Иные процессуальные нарушения могут повлечь отмену судебного акта только в случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ).

Эти основания для отмены дифференцированы в процессуальном законодательстве применительно к апелляционной и следующей за ней кассационной инстанциям (имеются в виду суды округов). Предполагается, что наиболее грубые процессуальные нарушения должны исправляться судами до Верховного Суда РФ – во всяком случае, те из них, которые носят очевидный характер. Хотя и процессуальные нарушения со стороны судов апелляционной и кассационной инстанций не исключены, к сожалению.

Суды, как правило, неохотно отменяют судебные акты по причине лишь процессуальных нарушений, даже если они действительно могли повлиять на выводы суда по существу спора, обычно ссылаясь на них лишь в совокупности с указанием на нарушения материального права, часто при этом указывая не на одно, но на комплекс процессуальных нарушений. Наиболее вероятно это для случаев неправильного применения норм о доказывании. К примеру, если нарушены были правила о бремени доказывания, существует высокая вероятность того, что суд пришел бы к иным выводам, если бы правила процесса соблюдались надлежащим образом. Однако наличие таких нарушений даже отследить непросто. Как правило, при оставлении судебного акта в силе перечисляется лишь то, что в глазах вышестоящего суда подкрепляет судебный акт, свидетельствует о его правильности, а не то, что его порочит, даже если недостатков «не хватает» для того, чтобы отменить судебный акт.

Читайте также:  Переоформление договора социального найма

В случае же выявления безусловных оснований (например, неизвещение, неподписание судебного акта кем-либо из судей, отсутствие протокола) у суда проверочной инстанции не остается другого выбора. В судебной практике имели место единичные, пожалуй, случаи, когда такого рода нарушения доходили до суда высшей инстанции.

Для предотвращения таких ситуаций ВАС РФ даже разъяснил в Пленуме, посвященном пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, что подобные нарушения со стороны суда кассационной инстанции могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам (чтобы самому не заниматься столь очевидными отменами).

Для арбитражных судов это разъяснение действует и сейчас.

В настоящее время процессуальные нарушения, прямо подпадающие под определение безусловных оснований для отмены, все же встречаются не так часто.

Гораздо чаще возникают ситуации, когда судом допущена вроде бы грубая ошибка в применении правил процесса, которая прямо к таким основаниям не относится, но по степени существенности нарушения приближается к ним.

Поэтому важно понять: в силу самого процессуального нарушения per se судебный акт подлежит отмене или требуется оценка со стороны суда того, привело ли это к принятию неправильного судебного акта?

Для практики может быть актуально, во-первых, толкование безусловных оснований для отмены, так как не всегда очевидно, относятся ли к ним те или иные нарушения. Так, к примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2014 г.

№ 656-О по запросу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда рассматривался вопрос о толковании такого имеющего конституционное содержание безусловного основания для отмены, как «незаконный состав суда», – применительно к процедуре замены судей.

Во-вторых, нужно понять, не расширился ли фактически перечень, т.е. не появились ли в судебной практике новые основания для отмены, которые, по сути, являются безусловными, хотя в законе в качестве таковых не названы.

Таким основанием можно считать, к примеру, несоответствие резолютивной части судебного акта объявленной (как полностью, так и частично). Данное основание для отмены появилось в практике ВАС РФ с тех пор, как аудиозапись судебного заседания стала обязательной и официальной.

Есть такие случаи в практике СКЭС ВС РФ и в настоящее время. Например, определения от 6 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-17903 и от 21 июля 2017 г. № 305-ЭС17-3225.

В-третьих, можно рассмотреть вопрос о том, какие процессуальные нарушения являются хотя и не безусловными основаниями для отмены судебных актов, но настолько значимыми, что все же влекут отмену.

Можно предположить, что именно на такие ситуации рассчитана законодательная формула «могло привести к принятию неправильного судебного акта», однако такого рода нарушения условно могут быть обозначены даже как «промежуточные» (между безусловными и другими исключительно процессуальными основаниями для отмены). Полагаем, это применимо к случаям, если характер нарушения таков, что оно неизбежно вызывает сомнения в законном и обоснованном судебном разбирательстве, не согласуется с задачами судопроизводства (см. ст. 2 АПК РФ). Представляется, что наиболее грубые процессуальные нарушения, которые можно так квалифицировать, связаны с нарушением права участвующих в деле лиц на судебную защиту их прав и законных интересов.

Следует отметить, что любое отдельно взятое нарушение прав участвующих в деле лиц само по себе едва ли может быть основанием для отмены. Процессуальный закон дает лишь критерий «привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта».

В основаниях для отмены судебных актов Судебной коллегией ВС РФ в АПК РФ по аналогии с ГПК РФ вроде бы значится необходимость восстановления и защиты нарушенных прав и в случае процессуальных нарушений тоже, но через союз «и» с критерием «повлияли на исход дела».

Эти нормы призваны обратить внимание на то, что как бы печально ни было нарушение процессуальных прав заявителя жалобы, само по себе оно не влечет отмену судебного акта, ставшего результатом рассмотрения дела, в котором нарушения были допущены. Однако степень такого нарушения, по нашему мнению, все же должна судами учитываться, и Верховный Суд РФ на это суды ориентирует.

В не так давно принятом Определении СКЭС ВС РФ от 21 августа 2017 г. № 305-ЭС17-7914 основанием для отмены  послужило то обстоятельство, что апелляционный суд принял решение по существу обособленного спора, не располагая томом дела, в котором находились доказательства, представленные процессуальным оппонентом конкурсного управляющего – физическим лицом – заявителем жалобы в ВС РФ.

В этом определении есть указание на значительность нарушения и на то, что оно могло привести к принятию неправильного решения по существу, хотя и без ссылки на конкретную норму АПК РФ.

Тем не менее в нем также есть указание на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций права заявителя на судебную защиту.

Полагаем, что оно могло бы быть дополнено и ссылкой на нарушение основополагающих принципов судопроизводства (прежде всего таких, как равенство, состязательность).

Поэтому то, что на первый взгляд может показаться технической ошибкой или небрежностью со стороны суда, может иметь гораздо большее правовое значение, если речь идет о нарушении фундаментальных принципов судебного процесса.

И реакция Верховного Суда РФ в виде отмены по данному основанию судебных актов важна, поскольку призвана обратить внимание судов и на недопустимость игнорирования базовых прав участников процесса, и на отграничение  процессуальных нарушений, наличие которых критично для оценки законности и обоснованности судебного акта. При этом значимым является то, что к применению норм материального права это нарушение не имеет непосредственного отношения и судебные акты отменяются независимо от того, правы ли были суды по существу. Поэтому и исследование сути спора применительно к данному вопросу не требуется.

В качестве других примеров сугубо процессуальных и грубых нарушений в практике СКЭС ВС РФ можно привести следующие:

– отмена судом округа не того постановления, в отношении которого была подана жалоба заявителем  (обжаловались не судебные акты по существу спора, а судебные акты, касающиеся разъяснения решения суда), хотя в этом случае нарушение было квалифицировано как выход суда за пределы предоставленных ему законом полномочий, т.е. самостоятельное процессуальное основание для отмены, отличное от перечисленных в ч. 3 и 4 ст. 288 АПК РФ, – Определение от 17 августа 2017 г. № 308-ЭС17-6692;

– ошибка в указании адреса суда, осуществляющего организацию видео-конференц-связи, которая квалифицирована как ненадлежащее извещение, – Определение от 30 марта 2017 г. № 305-ЭС16-20857.

Таким образом, наиболее грубые процессуальные нарушения, повлекшие явное нарушение прав участвующего в деле лица, которые идут вразрез с базовыми процессуальными принципами, должны признаваться основаниями для отмены судебных актов, хотя степень необходимости оценивать их последствия по тем или иным критериям может различаться в каждом конкретном случае. Иногда такие нарушения носят более очевидный характер, иногда менее, что также вызывает сомнения в возможности обобщения подобного рода случаев в виде официального разъяснения Верховного Суда РФ. Кроме того, они разнообразны и непредсказуемы, в любом случае носят характер исключения из правила, которое – имея в виду дела, поступившие на рассмотрение ВС РФ, – либо допустил суд округа как кассационная инстанция, либо нижестоящими судами было проигнорировано. Поэтому вопрос в этой сфере часто стоит не как «допустимо или нет», а как «насколько это значимо», хотя, конечно, судам надлежит соблюдать любые (все) процессуальные нормы в своей деятельности.

Допущенные судом нарушения норм процессуального права повлекли за собой принятие неправосудного решения о возложении расходов по проведению судебно-медицинской экспертизы и вызову эксперта

М. обратилась с иском о возмещении ущерба, ссылаясь на то, что в 2005 году в Государственном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования ее супругу была проведена операция. В результате, по ее мнению, некачественного оказания медицинских услуг в государственном учреждении здравоохранения он скончался.

Решением райсуда от 8 сентября 2009 года в удовлетворении заявленных требований отказано. С истицы взысканы расходы по проведению по делу судебно-медицинской экспертизы в пользу Управления Судебного департамента в городе, в пользу ГУЗ — расходы по вызову эксперта.

Определением кассационной инстанции данное решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе М. просила отменить состоявшиеся судебные постановления со ссылкой на то, что судом первой и кассационной инстанции при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для возложения на ответчиков обязанности по возмещению истице расходов на приобретение лекарственных препаратов, затрат на погребение и взыскании компенсации морального вреда.

Однако, взыскивая с М. расходы по проведению по делу судебно-медицинской экспертизы, суд руководствовался ч. 2 ст. 103 ГПК РФ и указал на то, что истица не освобождена от уплаты судебных расходов, в иске ей отказано, а расходы на проведение судебно-медицинской экспертизы произвело данное Управление Судебного департамента.

Читайте также:  Интернет-мошенничество: как не попасться, как наказать мошенников и вернуть деньги

Между тем, суд, назначая посмертную судебно-медицинскую экспертизу определением от 13 мая 2009 года, возложил расходы по проведению экспертизы на Управление Судебного департамента при Верховном Суде РФ за счет средств федерального бюджета, то есть освободил истицу от уплаты расходов (ст. 96 ГПК РФ). В этом случае расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 96 ГПК РФ в случае, если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет федерального бюджета.

3 сентября 2009 года по инициативе суда в судебное заседание был вызван судебный эксперт, расходы по вызову которого были оплачены ГУЗ, однако в нарушение приведенной нормы гражданского процессуального законодательства суд возложил обязанность возмещения названных судебных расходов на истца.

Определением Верховного Суда Российской Федерации решение суда, определение кассационной инстанции в части взыскания с М. в пользу Управления Судебного департамента при ВС РФ расходов по проведению судебно-медицинской экспертизы и в части взыскания с М. в пользу ГУЗ расходов по вызову в суд эксперта отменены, дело в указанной части направлено на новое рассмотрение. (дело № 78-В10-47)

                                                 Управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Обобщение судебной практики об ошибках при разрешении вопроса о принятии иска к производству — Ассоциация Юристов России

  • 13 Июля 2021
  • В соответствии с планом работы Первого кассационного суда общей юрисдикции на первое полугодие 2021 года, проведен анализ ошибок, допускаемых судами кассационного округа при разрешении вопросов о принятии искового заявления (заявления) к производству суда (отказ в принятии искового заявления, возвращение искового заявления, оставление искового заявления без движения).
  • Анализ изучения причин отмен определений показал, что при вынесении определений об отказе в принятии исковых заявлений, их оставлении без движения и возвращении в целом судами кассационного округа соблюдаются требования действующего законодательства, регулирующего вопросы принятия иска к производству суда, оставления кассационных жалоб без движения, возвращении кассационных жалоб без рассмотрения по существу.
  • Все определения вынесены в установленный частью 1 статьи 133 ГПК РФ срок со дня поступления искового заявления в суд.

Как показали результаты проведенного анализа за 2020 г. судьями Первого кассационного суда общей юрисдикции отменены 72 определения, вынесенные судами кассационного округа при разрешении вопросов о принятии искового заявления (заявления) к производству суда. Из указанного количества: по 13-ти материалам отказано в принятии искового заявления, по 55-ти материалам исковые заявления возвращены, по 4-ем материалам исковые заявления (заявления) оставлены без движения.

За период с 1 января 2021 г. по 30 апреля 2021 г. по указанным вопросам судьями Первого кассационного суда общей юрисдикции отменено 28 определения, вынесенные судами кассационного округа, из которых по 6-ти материалам отказано в принятии искового заявления, по 22-м материалам исковые заявления возвращены, в том числе в связи с неподсудностью дела суду общей юрисдикции.

Судьями в основном правильно разрешается вопрос о возможности принятия искового заявления к своему производству.

Отказ в принятии искового заявления. Судьями в основном правильно разрешается вопрос о возможности принятия искового заявления к своему производству.

Имели место случаи, когда судьи необоснованно отказывали в принятии искового заявления, ошибочно полагая, что у истца отсутствует субъективное право на обращение за судебной защитой.

Так, например, определением судьи Задонского районного суда Липецкой области, оставленным без изменения апелляционным определением Липецкого областного суда, отказано в принятии искового заявления Т.М.К. к Ч.Н.Г. о сносе самовольной постройки по основаниям пункта 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из представленного материала, Т.М.К.

обратился в суд с иском о сносе самовольной постройки, указав, что напротив одного из домов, на территории общего пользования находится цельнометаллический гараж и вагончик, принадлежащий Ч.Н.Г.

В 2017 году гараж был демонтирован, однако от него остался фундамент. Истец полагал, что данные объекты нарушают его права и создают угрозу его жизни и здоровью.

Отказывая в принятии иска Т.М.К. о сносе самовольной постройки, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что у истца отсутствует право на обращение в суд с требованиями по изложенным в иске основаниям, так как действовать от имени администрации муниципального района, на территории которого находятся спорные объекты, он не уполномочен.

  1. Суд кассационного суда общей юрисдикции, отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, указал следующее.
  2. В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.
  3. Суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов (часть 1 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Из поданного Т.М.К. искового заявления следует, что он просит снести самовольные постройки, поскольку данные объекты нарушают его права и создают угрозу его жизни и здоровью.

Суд кассационной инстанции отметил, что установление факта нарушения прав или охраняемых законом интересов относится к юридически значимым обстоятельствам, которые подлежат установлению по делу.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 2 Постановления от 24 июня 2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» указал, что недопустимо совершение действий по подготовке дела к судебному разбирательству до его возбуждения в суде (до принятия заявления). В стадии возбуждения гражданского дела возможно лишь согласно положениям главы 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации применение статьи 134 (отказ в принятии заявления), 135 (возвращение заявления), 136 (оставление заявления без движения).

Таким образом, проверить доводы истца, равно как и установить факт нарушения его прав либо опровергнуть такое нарушение возможно лишь при рассмотрении дела по существу.

(Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11 марта 2020 г. N 88-4622/2020, 9-30/2019).

По другому делу, определением судьи Чеховского городского суда Московской области, оставленным без изменения апелляционным определением Московского областного суда в принятии заявления Ф.И.В. и Ф.Ю.В.

в порядке особого производства об установлении факта совместного открытого, добросовестного и непрерывного владения и пользования квартирой, как своей собственной в течение срока приобретательной давности, было отказано.

  • Отказывая в принятии указанного заявления, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса, исходил из того, что имеется спор о праве.
  • Данный вывод нижестоящих судов суд Первого кассационного суда общей юрисдикции посчитал основанным на неправильном применении норм процессуального права.
  • Так, возможность установления факта владения и пользования недвижимым имуществом предусмотрена пунктом 6 части 2 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
  • Согласно части 3 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.
  • Однако в нарушение части 3 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции отказал в принятии указанного заявления, в то время как данной нормой при наличии спора о праве предусмотрено оставление заявления без рассмотрения.
  • Отменяя апелляционное определение, суд кассационной инстанции обратил внимание судов, что при отказе в принятии заявления заявитель лишается права на повторное обращение в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям (часть 3 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
  • Исходя же из положений части 3 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при оставлении заявления без рассмотрения, заявителю и другим заинтересованным лицам разъясняется их право разрешить спор в порядке искового производства.

(Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18 февраля 2021 г. № 88-3382/2021, 9-268/2020).

Имели место случаи отказа в принятии искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по мотиву того, что оно не подлежит рассмотрению в судах.

Ч.А.А. и Н.И.Г. обратились в суд с иском к СНТ «Булатниково» о признании недействительными решения общего собрания.

Определением Видновского городского суда Московской области, оставленным без изменения апелляционным определением Московского областного суда в принятии искового заявления Ч.А.А. и Н. И.Г. отказано.

Отказывая в принятии искового заявления, суд первой инстанции, с позицией которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что рассмотрение заявленных требований относится к исключительной компетенции решений общих собраний садоводов, собраний членов товарищества, собрания правления, но не к компетенции суда.

Суд кассационного суда нашел выводы суда первой и апелляционной инстанций не соответствующими требованиям закона, а именно, пункту 1 статьи 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *