Применение постановления пленума верховного суда рф к делу, произошедшему до даты принятия постановления

Применение постановления Пленума Верховного Суда РФ к делу, произошедшему до даты принятия постановления

В соответствии со ст. 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» Верховный Суд РСФСР «изучает и обобщает судебную практику, анализирует судебную статистику и дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства РСФСР, возникающим при рассмотрении судебных дел. Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение».

Хотя данная норма не отменена, некоторые ученые и практические работники полагают, что она вступила в противоречие с положением ст.

120 Конституции Российской Федерации о том, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону», и поэтому должна действовать лишь в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и Федеральному конституционному закону «О судебной системе в Российской Федерации».

Иными словами, предлагается исходить из того, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения действующего законодательства не могут быть обязательными для судов при рассмотрении ими конкретных дел и материалов.

В этой связи представляется необходимым определиться по вопросу о роли содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснений и их значении для практики федеральных судов общей юрисдикции.

По нашему мнению, значимость этих разъяснений отмечена в Конституции Российской Федерации, а именно: в ст. 126 наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ указано на его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики.

То обстоятельство, что в отличие от содержания ст. 56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в ст.

126 Конституции Российской Федерации не говорится о том, что указанные разъяснения являются руководящими, на наш взгляд, ни в коей мере не означает, что их можно игнорировать. Напротив, толкование текста ст.

126 Конституции дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия, перечисленные в этой статье.

Роль и значение разъяснений Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на следующих примерах.

В принятой 12 декабря 1993 г.

Конституции Российской Федерации закреплено, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23).

Кроме того, Конституцией гарантированы неприкосновенность жилища, а также то, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25).

Эти новые для отечественного законодательства положения, установившие судебный контроль за действиями, нарушающими конституционные права граждан, безусловно вызвали трудности у судов при практическом их применении.

Во избежание разнобоя в применении указанных норм Конституции Пленум Верховного Суда РФ принял 24 декабря 1993 г. Постановление N 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст. ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации», в котором дал ряд разъяснений и тем самым ответил на множество поступавших из судов вопросов.

В частности, Пленумом разъяснено, что материалы, подтверждающие необходимость ограничения прав, указанных в ст. ст.

23 и 25 Конституции, предоставляются судье уполномоченными на то органами и должностными лицами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и Законом Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», принятым Государственной Думой 5 июля 1995 г.

По результатам рассмотрения материалов судьей выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или с проникновением в жилище, либо об отказе в этом.

Разъяснено также, что в случае, если судья не дал разрешения на проведение указанных действий, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд.

Это постановление Пленума, сыгравшее важную роль в стабилизации практики судов по рассмотрению названных выше материалов, действует и в настоящее время, оказывая помощь судьям в правильном применении законодательства.

Другой пример. В связи с принятием Конституции Российской Федерации в практике разрешения конкретных судебных дел возник вопрос о том, как быть, если суд придет к выводу о противоречии подлежащего применению закона Конституции.

Ответ на этот и ряд других вопросов был дан в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». В нем, в частности, обращено внимание судов на то, что согласно ч. 1 ст.

15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет Конституцию, когда придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей, либо когда федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции, противоречит соответствующим ее положениям.

В качестве примера действенной помощи судам в правильном толковании и применении закона, которую оказывают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, можно сослаться также на его постановление от 29 сентября 1994 г. N 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г.

N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в редакции постановления Пленума от 25 октября 1996 г. N 10). В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г. (нормы которого в силу ч. 4 ст.

15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

Как видно из приведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, их цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

Читайте так же:  Последние изменения в фз о коммерческой тайне

  • В этой связи представляется, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.
  • Если исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникают вопросы о том, была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики и к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?
  • В пользу позиции об обязательности для судов разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики уместно привести и такой довод.

До принятия Пленумом постановлений с разъяснениями по конкретной категории дел проводится большая работа по изучению данных судебной статистики и сбору необходимых материалов как непосредственно в Верховном Суде РФ, так и в нижестоящих судах с выездом на места судей Верховного Суда РФ.

Наряду с этим запрашиваются справки по результатам обобщения судебной практики из Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов.

При этом акцентируется внимание на возникающих у судов вопросах по применению законодательства и на ошибках, допускаемых при разрешении конкретной категории дел.

Пленум Верховного Суда РФ. Теория и судебная практика

15 апреля 2019

7368

Применение постановления Пленума Верховного Суда РФ к делу, произошедшему до даты принятия постановления

Постановления Пленума Верховного Суда РФ, вопреки общему непрофессиональному мнению, не являются законодательными актами и не подменяют закон, так как они им не являются, а Пленум Верховного Суда РФ не является нормотворческим органом. 

Однако Постановления Пленума Верховного Суда РФ имеют очень большое значение в судебной практике. Дело в том, что закон не совершенен и, к сожалению, не дает ответов на все вопросы.

Более того, норм закона в совокупности могут даже противоречить друг другу, а также из их содержания можно сделать совершено разные выводы. Недаром теория права содержит такое понятие, как толкование закона.

Соответственно, изначально в науке допускается, что вполне возможно, что при чтении закона будут возникать совершенно разные мнения о его применении даже у юристов-профессионалов.

Читайте также:  Договор аренды гаража на срок менее года - бланк образец 2021

Далеко не всегда возможно понять, что значит закон и как его нужно применять, от этого и возникают совершенно разные его толкования, в том числе и непосредственно в судебной практике. 

В свою очередь, позиция Верховного Суда РФ о применении закона — это  единообразие судебной практики, то есть одинаковое толкование и применение закона. Для этих целей Верховный Суд РФ пользуется своим установленным законом полномочием и занимается официальным толкованием закона, которое он и выражает в вышеуказанных Постановлениях. 

  • Такие Постановления, по сути, закрывают «дыры» в законе и дают всем судам однозначные рекомендации относительно того, как же все-таки применять закон. 
  • Такое мнение у Верховного Суда РФ по сути складывается из обобщения опыта всех судов России, которое Верховный Суд РФ делает в своих обзорах, то есть Верховный Суд РФ рассматривает, постановляет и рекомендует положительный обобщенный опыт судов для всех судов, входящих в систему Верховного Суда РФ, отсекая таким образом неоднозначную, порочную практику, которая складывается в системе судов.
  • Соответственно, Постановления Верховного Суда РФ не являются законодательными актами, хотя часто и обладают такими признаками, но при этом являются документами, которые официально толкуют нормативные правовые акты, и эти Постановления по сути являются для судов инструкциями к применению законодательства. 
  • Дело в том, что, согласно основным положениям Конституции РФ, суды в рамках процессуального законодательства, по сути, обязаны применять и ссылаться на Постановления Пленума Верховного Суда РФ в принимаемых ими судебных актах по судебным делам.
  • Соответственно, по вышеуказанным причинам для судов Российской Федерации Постановления Пленума Верховного Суда РФ имеют большое значение, так как для них они отвечают на многие вопросы, в большей степени, чем сам закон, потому что его толкование несет прикладное (правоприменительное), а не декларативное знание закона, то есть конкретные правила о том, как должен применяться закон и как он должен работать.

Таким образом, Постановления Верховного Суда РФ применяются, если последний Пленум не признал предыдущие Постановления не подлежащими применению.

Соответственно, у новых Постановлений не может быть обратной силы, как у закона, а признанные не подлежащими применению Постановления не распространяются на права и обязанности по отношениям, возникшим до принятия нового Постановления Верховного Суда РФ, отменяющего предыдущее, именно потому что они не являются законодательными актами и на них не распространяются правила о действии законодательства во времени.

Роль и значение постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в судебной практике

Разъяснения Пленума ВС РФ играют существенную роль в преодолении пробелов в правовом регулировании, противоречий и коллизий, существующих в действующем законодательстве, выступают важнейшим средством обеспечения единства судебной практики.

Эти разъяснения в настоящее время рассматриваются судьями как фактически обязательные.

В практике Верховного Суда РФ имеются случаи обращения граждан с заявлениями об обжаловании отдельных положений постановления Пленума Верховного Суда РФ с использованием процедуры оспаривания нормативных правовых актов.

Верховный Суд РФ в данном случае занял однозначную позицию, согласно которой такие заявления не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку разъяснения Пленума не являются нормативными правовыми актами, а возможность и порядок обжалования разъяснений Пленума Верховного Суда РФ законом не определены (определение Верховного Суда РФ от 4 апреля 2003 г. N ГПИ2003-371 «Об отказе в принятии заявления об отмене пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Такая позиция вполне обоснованна, поскольку постановления Пленума Верховного Суда РФ, как и другие акты высших судебных органов, содержащие разъяснения судебной практики, не относятся ни к нормативным правовым актам, ни к актам правоприменения. Они не могут быть оспорены в форме прямого судебного контроля ни в рамках специальной процедуры оспаривания нормативных актов (гл. 24 ГПК РФ, гл. 23 АПК РФ) , ни в рамках общей (исковой) процедуры гражданского (арбитражного) судопроизводства.

Разъяснения высших судебных органов (в том числе и Пленума ВС РФ) имеют существенное регулирующее значение как для судебной, так и для иной правоприменительной практики, независимо от того, признаются ли они источником права или выступают в качестве актов судебного толкования.

В настоящее время лишь в отношении постановлений пленумов Верховного Суда РФ имеются указания федерального закона об обязательности для судов, содержащихся в них разъяснений (п. 6 ст. 58 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР». Однако ни в законодательстве о судоустройстве, ни в процессуальном законодательстве не раскрывается содержание такой обязательности.

Нормативное толкование Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов, являясь действенными правовыми регуляторами общественных отношений, все-таки обладают признаками обязательности.

Так, решение судей, игнорирующих сформулированное Пленумом правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться в соответствии с указанием высшей судебной инстанции.

На обязательный характер постановлений пленумов постоянно обращают внимание, как высшие судебные органы, так и органы исполнительной власти.

Так, например, толкование текста ст. 126 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия.

Роль и значение разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на примере постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в ред. постановления Пленума от 25 октября 1996г. № 10).

В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 года (нормы которого в соответствии с ч. 4 ст.

15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Применение постановления Пленума Верховного Суда РФ к делу, произошедшему до даты принятия постановления

Как видно из приведенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, его цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи хочу подчеркнуть, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если же исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникает сомнение: а была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики? И к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В подтверждение сказанного уместно сослаться на ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В соответствии с этой нормой по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента. Они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных, обоснованных и справедливых приговоров, решений, определений и постановлений.

Данные факты позволяют сделать вывод: нормативные акты, обладающие высшей юридической силой (конституция, законы), могут быть конкретизированы нормами, содержащимися в актах, обладающих меньшей юридической силой, и, по сути, являющимися актами, разъясняющими и развивающими положения конкретизируемых актов. В этом смысле постановления пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов по юридической силе весьма сходны с подзаконными актами.

Даже существование на практике судебного прецедента, означает то, что постановления высших судебных инстанций являются источником права.

И в заключение можно процитировать слова ученого юриста-практика В. Жуйкова, также сторонника судебной практики как источника права, «…что недостатки и пробелы в праве были и всегда будут, как бы законодатель не хотел, или не умел принимать необходимые законы.

Ведь предусмотреть все отношения, требующие законодательного регулирования, просто невозможно. Особенно ярко это проявляется в период кардинального обновления законодательного массива и в ситуациях, когда роль судебной практики в целом и как источника права, в частности, значительно повышается.

Суд, выполняя свои обязанности, устраняет недостатки, пробелы и противоречия в законодательстве. В то же время суд просто вынужден создавать право, иначе его деятельность будет не просто неэффективной, а приведет к результатам, которых общество от него совсем не ждет.

Читайте также:  Как прекращаются выплаты алиментов по достижении 18 лет

Суд не будет защищать права, а, наоборот, будет способствовать нарушению этих прав»

Итоги-2020: все разъяснения Пленума Верховного суда — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов На главной иллюстрации к этому тексту стилизованно изображен зал заседаний Пленума Верховного суда. Но в 2020 году судьи собрались в нем лишь однажды, в январе, после этого все заседания проходили в режиме видео-конференц-связи. Именно так Пленум принял множество важных для практики разъяснений. Прекращение обязательств, предпринимательские преступления, поручительства и различные процессуальные разъяснения – напоминаем, какие инструкции ВС давал нижестоящим судам за прошедший год.

В 2015 году произошла реформа института поручительства. Поэтому разъяснения, которые дал по таким договорам Высший арбитражный суд в 2012 году, утратили свою актуальность и не покрывали все вопросы, возникающие на практике. Пленум ВС выпустил новую версию документа и разъяснил, в какой форме нужно заключать соглашение о поручительстве, какие положения можно в него включать, а какие в любом случае будут признаны ничтожными.

Например, если изначальные договоренности кредитора и должника поменялись без согласия поручителя, он отвечает на прежних условиях. Но это правило можно обойти. В первоначальном договоре поручительства можно прописать пределы изменения основного обязательства. Например, указать сумму или размер процентов, на которые могут быть увеличены соответственно сумма долга и проценты по нему. 

Подробнее: «Пленум ВС научил решать споры о поручительстве»; «Пленум ВС: обновленное поручительство».

Документ: Постановление Пленума ВС «О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве».

Особое внимание Верховный суд уделил разъяснениям процессуальных кодексов. Начнем с Кодекса административного судопроизводства – самого «молодого» из существующих, он был принят только в 2015 году.

Пленум разъяснил, как считать сроки для апелляционного и кассационного обжалования и разрешил не прикладывать копии документов, которые уже есть в материалах дела.

Не обошли вниманием и упрощенный порядок рассмотрения дел. Пленум рассказал, как считать сроки и что делать, если участник дела одновременно подает апелляционную жалобу и возражения против «упрощенки».

Если апелляционная жалоба уже принята к производству, то дело будет рассматривать вторая инстанция. Если еще нет, то первая инстанция сама пересмотрит дело в общем порядке.

Постановление также дало судам пространство для маневра в случаях, когда одна из сторон не отправила копии другим участникам спора. Он также может отправить копии другой стороне самостоятельно, в том числе и через интернет.

Подробнее: «Пленум ВС разъяснил правила кассации по КАС»; «Пленум ВС: как рассматривать апелляции по административным делам»; «Упрощенка» по КАС: что разъяснил Пленум ВС».

Документы:

Постановления Пленума Верховного суда и его правовой статус •SuvorovLegal

Данные постановления не могут являться нормативными актами, законом и подзаконными актами, определяются статусом ВС РФ, закрепленным в Конституции РФ и федеральном законодательстве (de jure) и в судебной практике (de facto).

Что такое постановление Пленума Верховного Суда РФ

Постановления Пленума Верховного Суда РФ (далее также — ППВС РФ) – являются предметным мнением Пленума Верховного суда РФ (толкование закона, так как не указаны в ст.

3 АПК РФ) формирующегося при Верховном суде РФ по разъяснению судьям и прокурорам порядка применения и толкования закона при принятии судебного или иного решения, основываются на кратком обобщении практики Верховного Суда и нижестоящих судов, и не являются источниками права.

Разъяснения Пленума ВС РФ играют существенную роль в преодолении пробелов в правовом регулировании, противоречий и коллизий, существующих в действующем законодательстве, выступают важнейшим средством обеспечения единства судебной практики.

С учетом образования и фактических знаний большинства членов государственной думы, постановления Пленума единственная возможность покрытия правового вакуума.

Важно: С 2020 года в арбитражной практике закреплено за судами кассационной инстанций проверять решения на соответствие Поставновлениям Пленумов ВС РФ (см. Пленум №13 от 30 июня 2020 года)).

Справочно: Не путать с решением Верховного суда.

Статус постановлений пленумов

Действующее законодательство не устанавливает точного статуса ППВС. Статья 126 Конституции РФ закрепляет, что Верховный Суд РФ «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

С одной стороны, данное положение устанавливает конституционный статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ (акты, содержащие разъяснения по вопросам судебной практики).

С другой стороны, Конституция РФ четко не устанавливает, являются ли ППВС юридически обязательными документами. Последний момент стал предметом споров в процессе подготовки проекта Конституции РФ 1993 г.

В то же время законодательство о  Высшем Арбитражном Суде  РФ прямо указывает на обязательный статус постановлений Пленума этого суда. Несмотря на то что ст. 127 Конституции РФ подобна ст. 126 Конституции  РФ, последующее законодательство четко устанавливает обязательность постановлений Пленума ВАС  РФ.

Часть 2 ст.  13 Федерального конституционного закона от 28  апреля 1995  г. №  1-ФК «Об арбитражных судах в  РФ» 29 гласит:

«По вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в  Российской Федерации».

Более того, законодатель прямо предоставляет полномочие ссылаться на постановления Пленума ВАС РФ. Параграф 4 п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ закрепляет:

«В мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики».

Отличие постановления от решений выносимые ППВС РФ

Председатель Верховного Суда СССР В.  И. Теребилов отличал решения, выносимые Пленумом Верховного Суда по конкретному делу, от постановлений Пленума.

Если решения по конкретным делам являются обязательными лишь в  отношении сторон по данному делу, то ППВС «обязательны не только для разрешения конкретного уголовного или гражданского дела, но и для других дел, где применяется соответствующая норма.

В  связи с  тем, что пленарное заседание дает разъяснения правовых норм, которыми должны руководствоваться все суды при отправлении правосудия, данные разъяснения также являются юридически обязательными для органов следствия и всех тех, кто участвует в судебных разбирательствах».

Большинство споров в  юридической доктрине велось по вопросу, имеют ли ППВС обязательную силу и  могут ли они называться «прецедентами».

Содержание и форма ППВС как носителей новых норм права

Издаваемые Пленумом Верховного Суда постановления аналогичны по форме актам, которые бесспорно являются юридически обязательными, когда издаются Правительством и  другими органами исполнительной власти. Официально ППВС содержат толкование смысла законов «на основании и  во исполнение законов», так же как это делают обычные подзаконные нормативные акты.

Юристы признали, что Постановление Пленума Верховного суда РФ может содержать новые нормы права, заполняющие пробелы в законах или изменяющие закон.

Подводя итог, можно выделить определенные причины, не позволяющие признавать обязательный характер за постановлениями Пленума ВС РФ:

  1. отсутствие нормативного предписания, закрепляющего обязательный характер;
  2. неимение Пленумом ВС РФ права нормотворчества;
  3. отсутствие возможности противостоять незаконным постановлениям Пленума ВС РФ (т.е. их нельзя обжаловать или проверить на соответствие Конституции РФ).

Пленум верховного суда сформировавший постановление, являются обязательным. Здесь необходимо оговориться, что мы рассматриваем обязательность, которая по своему содержанию не совпадает с общеобязательностью. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права.

Иными словами, свойство общеобязательности применимо к нормам права, которые действуют в отношении неопределенного круга лиц, а судебная практика имеет ограниченный субъектный состав своего воздействия и прежде всего адресована нижестоящим судам, поэтому применительно к постановлениям Пленума ВС РФ мы будем использовать понятие «обязательность».

Практика применения и позиция Судейского сообщества

В практике судов также существует двоякое отношение к юридической силе ППВС.

Так, судья Верховного Суда России С.В. Самуйлов в своем определении указал, что разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся, в частности в обзорах законодательства и судебной практики, утверждаемых Пленумом Верховного Суда России формируют правоприменительную практику и являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дела нормы материального права.

Конституционный Суд России напротив рассматривает ППВС как акт толкования закона, и говорит о том, что само ППВС не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционным Судом России. Таким образом, исключая возможность проверки конституционности, Конституционный Суд России не признает ППВС источником национального права, тем самым допуская их необязательность.

Позиция ЕСЧП по данному вопросу

Косвенное признание юридической силы ППВС как источника права дал и Европейский Суд по правам человека.

Так, в деле «Бакланов против России» заявитель ссылался на то, что на момент рассмотрения дела в национальном законодательстве не имелось правовых оснований конфискации, а единственным нормативным актом, регулировавшим указанный вопрос, являлось постановление Пленума Верховного Суда СССР.

Отметив, что «остается неясным, какое правовое положение послужило основанием конфискации, за исключением ППВС СССР, которое, тем не менее, полагаем, содержит ссылку на недействующее законодательство», установил, что «рассматриваемый закон, а именно ППВС СССР не был сформулирован с такой четкостью, которая позволила бы заявителю предвидеть последствия своих действий».

Таким образом, Европейский Суд по правам человека расценил ППВС СССР как «нормативный правовой акт» в значении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а именно как акт органа государственной власти, содержащий нормы права. С точки зрения теории национального права, под такое определение подходит нормативный правовой акт, который в свою очередь выступает источником права.

Читайте также:  Смена фамилии ребенку, достигшему 10 лет

Примеры постановлений

Поделиться с друзьями

Дата: 14.03.2021

Подпишитесь в соц сетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах.

Важно знать!

В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновить на сайте.

Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.

Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты! Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

Задать вопрос юристу бесплатно

Задавайте вопрос удобным для Вас способом

Ответим на вопрос в соц. сетях

Ответим на вопрос в мессенджерах

Значение постановлений Пленума Верховного Суда РФ в правоприменительном толковании уголовного закона



В статье рассматриваются значение постановлений Пленума Верховного Суда РФ в правоприменительном толковании уголовного закона. Кроме того, в данной работе рассмотрены различные взгляды ученого сообщества на природу Постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Ключевые слова: толкование уголовного закона, Постановление Пленума Верховного Суда РФ, законодательный дисбаланс.

The article discusses the significance of the Decisions of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation in the enforcement interpretation of the criminal law. In addition, in this work, various views of the scientific community on the nature of the Decisions of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation are considered.

Keywords: interpretation of the criminal law, Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation, legislative imbalance.

В современной юридической науке правовые акты рассматриваются как важнейшее средство не только формирования, но и осуществления правовой политики. Данная позиция сформировалась по причине того, что именно в юридически значимых актах деятельность государства в сфере правового регулирования находит свое выражение.

В настоящее время серьезной для правоприменителя является абстрактность норм права. Регулярное обновление законодательства и систематический рост принимаемых правовых актов нередко приводят к увеличению степени неопределенности содержания конкретных положений закона, что, в свою очередь, делает проблему толкования права еще более значительной.

Невозможно не согласиться с тем, что уголовное законодательство отличается репрессивностью, в ходе применения которого нарушение прав человека, как совершившего преступление, так и иных лиц, может быть наиболее существенным. Зачастую справедливость наказания, назначаемого за преступление, находится в прямой зависимости от сложившейся судебной практики по той или иной категории дел.

Законодательный процесс является длительной и трудоемкой деятельностью, и даже в том случае, если на разработку отдельного законопроекта ушел не один год, что очевидно свидетельствует о намерении законодателя учесть все возможные особенности отношений, подлежащих правовому регулированию, то далеко не всегда удается достичь этого на практике. При этом нельзя забывать о том, что закон должен быть лаконичен по своему содержанию, а, следовательно, правоприменитель неизбежно вынужден обращаться к иным источникам для разъяснения конкретных определений и терминов, закрепленных законодателем.

Данное явление можно охарактеризовать как законодательный дисбаланс, то есть комплексное, многоаспектное явление, выражающееся в несогласованности образующих его форму и содержание элементов либо в неравновесии используемых им средств [1, с. 25–27]. Законодательный дисбаланс создает препятствия для правореализации, способствует образованию правовых конфликтов на всех стадиях действия права. Классифицируя дисбаланс можно выделить два его вида:

  1. отрицательный дисбаланс, представленный такой формой как пробелы в праве;
  2. положительный дисбаланс, выражающийся в избыточном правовом регулировании, представленный в форме коллизий и прямых противоречий.

Устранение законодательного дисбаланса с помощью правотворчества представляется возможным не всегда, но даже в тех случаях, когда это возможно, на это требуется длительное время.

По этой причине важную роль в борьбе с негативными последствиями данного явления играют акты толкования высших судебных органов, а именно Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее — Пленум ВС РФ).

Важно заметить, что посредством принятия своих актов, судебные органы преодолевают законодательный дисбаланс, а не устраняют его, так как данную функцию могут реализовывать только правотворческие органы, судебные же органы не обладают подобными полномочиями и не должны подменять их.

Полномочия Верховного Суда Российской Федерации закреплены в статье 126 Конституции РФ [2], в соответствии с которой Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации выполняют не правоприменительную, а правоинтерпретационную функцию. В соответствии с пунктом статьи 2 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г.

№ 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» Верховный Суд РФ дает судам разъяснения по вопросам судебной практики на основе ее изучения и обобщения в целях обеспечения единообразного применения.

Данная норма свидетельствует о том, что Постановления Пленума ВС РФ носят основополагающий характер для деятельности судов, способствуют недопущению судебных ошибок и ориентированы на обеспечение стабильности, определенности и единства судебной практики.

  • Ввиду немалого количества Постановлений Пленума ВС РФ, есть необходимость в их классификации. Так, по признаку направленности их содержания можно выделить три вида постановлений:
  • 1) постановления, способствующие преодолению пробелов в законе;
  • 2) постановления, направленные на устранения противоречий между нормами права различных правовых актов;
  • 3) постановления, раскрывающие содержание правовых предписаний.

Ввиду того, что общеобязательность Постановлений Пленума ВС РФ не закреплена это порождает споры относительно их правовой природы. Чтобы разобраться в данном вопросе, необходимо рассмотреть две наиболее популярные точки зрения на эту проблему.

Первой популярной позицией является рассмотрение постановлений Пленума ВС РФ как результата правоинтерпретационной деятельности. В настоящее время правоведы разным образом трактуют понятие «правоинтерпретационная деятельность». Наиболее справедливым представляется дефиниция, предложенная Е. М.

Тереховым: «правоинтерпретационная деятельность — это работа специально уполномоченных субъектов по раскрытию смысла норм права, реализуемая в определенных рамках (пределах), оканчивающаяся изданием интерпретационных актов и вызывающая юридические последствия» [3, с.65–71].

Необходимо обратить внимания на часть определения, посвященную тому, что деятельность реализуется в определенных пределах, данное уточнение весьма важно и указывает на невозможность создания новой правой нормы субъектом толкования, а лишь ведение разъяснительной и уточняющей деятельности по отношению к исходной норме права.

Чтобы наиболее подробно понять указанную точку зрения на природу Постановлений Пленума ВС РФ необходимо разобраться в чем проявляется влияние деятельности Верховного Суда Российской Федерации по интерпретации права на правовую политику Российской Федерации.

Прежде всего, правоинтерпретационный процесс способствует обнаружению пробелов в праве с целью их дальнейшего преодоления, кроме того, он способствует разрешению юридических коллизий.

Во-вторых, акты правовой интерпретации в некоторой степени влияют на определенные процессы в политике государства. Одной из явных проблем российского государства является коррупция.

Пленум ВС РФ, давая разъяснения по делам о взяточничестве и другим коррупционным преступлениям, обращает внимание на необходимость при рассмотрении подобных дел выявлять обстоятельства, которые способствовали совершению данных преступлений и обращать внимание компетентных органов на указанные факты нарушения закона, которые в последующем требуют принятия соответствующих мер для их устранения [4].

Третьим фактором, несомненно, оказывающим влияние на правовую политику государства, является такая цель интерпретационной деятельности как стремление к верному и единообразному применению законодательства. Вышеуказанная цель способствует качественной и наиболее полной защите прав и свобод человека и гражданина, а также формированию высокого уровня правовой культуры общества.

Данный фактор находит свое подтверждение в множестве примеров толкования оценочных категорий, которые закреплены законодателем в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее — УК РФ).

Редко в нормах УК РФ можно встретить не только декларацию конкретных терминов, но и присвоенные им дефиниции.

Так, преобладающее количество оценочных понятий, таких как «незаконная охота» [6], «насилие, опасное для жизни» и многие другие термины «раскрывают» свое содержание непосредственно в Постановлениях Пленума ВС РФ.

Несправедливо было бы не отметить не только вышеуказанные положительные аспекты деятельности Верховного Суда Российской Федерации, но и негативные моменты, связанные с его интерпретационной деятельностью.

Одной из проблем является то обстоятельство, что деятельность Верховного Суда Российской Федерации по интерпретации правовых норм берет свое начало уже после вступления в силу закона и начала его применения. Таким образом, до того момента, пока Пленум ВС РФ выпустит очередное Постановление, правоприменители уже успевают допустить ошибки при вынесении ими решений.

Думается, что данного негативного явления можно было бы избежать посредством введения предварительного толкования судебным органом вступившего в силу закона.

Как уже было сказано выше, не все научное сообщество придерживается данной позиции относительной правовой природы Постановлений Пленума ВС РФ. В соответствии с другой точкой зрения Постановления Пленума ВС РФ рассматриваются как источники уголовного права ввиду того, что создают новые правовые нормы и неоднократно используются в судебной практике.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *