Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

1 сентября 2016 года в России начинается реформа третейских судов. С этой даты они меняют названия на постоянные арбитражные учреждения и фактически полностью вливаются в российскую судебную систему. Мы подготовили карточки с наиболее значимыми изменениями, которые произошли в институте третейского разбирательства.

Федеральный закон от 29.12.2015 N 382-ФЗ о третейском арбитраже вступает в силу 1 сентября 2016 года.

К этому документу уже разработано множество ведомственных нормативных актов, определяющих новые правила работы третейских судов в Российской Федерации.

В результате арбитражей станет меньше, но они станут достойными конкурентами государственным судам.Что же меняется в системе бывших коммерческих “карманных судов” корпораций?

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Впервые в России в отношении третейских судов официально применено широкоиспользуемое в Европе понятие «арбитраж».

Согласно норм закона об арбитраже, постоянно действующее арбитражное учреждение — это структурное подразделение юридического лица, которое на постоянной основе выполняет функции по администрированию арбитража.

Законом также предусмотрены третейские суды «ad hoc», т.е. созданные для рассмотрения всего одного конкретного спора. Но они смогут действовать только с ограничениями.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

В Российской Федерации новые арбитражные учреждения могут создаваться только при некоммерческих организациях. Создание одного постоянно действующего арбитражного учреждения одновременно при двух и более НКО не допускается.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Исключение из правила о необходимости разрешения Правительства РФ на работу законом предусмотрено только для МКАС и МАК, которые созданы и действуют при Торгово-промышленной палате РФ. Остальные арбитражи работать без разрешения чиновников не смогут. Более того, отказ в таком разрешении обжалованию не подлежит.

Правила об обязательном получении разрешения Правительства РФ на работу постоянно действующего арбитражного учреждения в России распространяются также на все иностранные арбитражные учреждения.

Единственное требование, которое при этом предъявляется к иностранным арбитражным учреждениям, – наличие признанной международной репутации.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Деятельность постоянно действующего арбитражного учреждения должна способствовать более широкому применению в Российской Федерации арбитража, а также укреплению законности, становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию этики делового оборота.

Все постоянно действующие арбитражные учреждения должны осуществлять свою деятельность в соответствии с правилами арбитража. Эти правила должны быть депонированы в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти.

 Постоянно действующее арбитражное учреждение обязано публиковать актуальную информацию о его органах управления (в том числе о вхождении в них учредителей (участников) НКО, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение).

Порядок опубликования такой информации устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Одним из нововведений закона об арбитраже является предоставление сторонам возможности назначения арбитром судьи в отставке. Арбитры получили также процессуально-закрепленный свидетельский иммунитет. Арбитрами могут быть лица, не имеющие юридического образования, но отвечающие ряду требований. Окончательное слово в назначении арбитров будет иметь контролирующий государственный суд.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Определение, вынесенное государственным судом РФ в рамках оказания содействия третейским судам, является окончательным и обжалованию не подлежит. Однако стороны арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением получили право достигнуть соглашение об отказе от возможности обращения в государственный суд по таким вопросам.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Судопроизводство осуществляется на основании правил, утвержденных организацией, при которой он создан, если стороны не договорились об иных правилах. Если какие-то вопросы в своем соглашении стороны не оговорили, такие вопросы регулируются по правилам соответствующего третейского суда.

А значит, суд может запросить дополнительные доказательства.

 Содействие государственных судов выражается в рассмотрении и удовлетворении запросов третейских судов о получении письменных, вещественных доказательств, иных документов и материалов, вопросов назначения, отводов и прекращения полномочий арбитров.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Новый закон предусматривает гражданско-правовую ответственность НКО, при которой создано арбитражное учреждение, и уголовную ответственность арбитров.

В случае, если правила постоянно действующего арбитража не устанавливают его ответственность перед сторонами арбитражного соглашения в большем размере, чем предусмотрено законом, НКО несет гражданско-правовую ответственность перед сторонами арбитража только в виде возмещения убытков, причиненных им вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения постоянно действующим арбитражным учреждением своих функций по администрированию арбитража или связанных с осуществлением им своих обязанностей, предусмотренных правилами постоянно действующего арбитражного учреждения, при наличии умысла или грубой неосторожности. Арбитр может нести уголовную ответственность в целях возмещения ущерба, причиненного преступлением, в совершении которого арбитр будет признан виновным в установленном законом порядке.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Решение третейского суда, в отношении которого получен исполнительный лист на его принудительное исполнение, по своей юридической силе равнозначно вступившим в законную силу судебным актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

 Третейский суд при необходимости может исправить допущенные в вынесенном решении ошибки, описки и опечатки, разъяснить свое решение, может также вынести дополнительное решение для разрешения заявленных требований, которые не были им рассмотрены, однако сделать это он вправе только по заявлению сторон.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Государственные суды в ходе рассмотрения вопросов о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение судебных актов арбитражных учреждений должны противодействовать их легализации, если имеются убедительные доказательства ангажированности состава арбитров с одним из участников спора, который имел возможность повлиять на принятие решения в свою пользу. Установление аффилированности третейских судей с кем-то из участников процесса, а также финансирование третейского суда за его счет являются основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или его отмены по заявлению стороны спора или третьего лица.

Конец третейской эпохи

С 1 ноября рассматривать третейские споры в РФ могут только арбитражные учреждения, получившие разрешение правительства. Но за год с начала реформы их выдано всего два, плюс имеют право работать еще два суда при Торгово-промышленной палате (ТПП).

Таким образом, число третейских судов в стране уменьшилось более чем в сто раз. Минюст утверждает, что российский арбитраж начинает соответствовать мировым трендам, а мошенничество уходит в прошлое.

Но участники рынка говорят о вымирании третейского судопроизводства в России.

Точное число работавших в РФ до стартовавшей год назад реформы третейских судов (ТС) неизвестно, по разным оценкам — 1,5–3 тыс. По итогам переписи журнала «Третейский суд», на 17 февраля 2017 года их было 398.

При этом число обращений за исполнением решений ТС росло: в 2013 году арбитражные суды вынесли 4403 акта по таким делам, в 2014 году — 5747, а в 2015 году — 8053.

Рост числа обращений в 2015 году может объясняться решением КС от 18 ноября 2014 года, позволившим исполнять решения «карманных» ТС, аффилированных со стороной спора, если не доказана пристрастность арбитров. В 2016 году число актов об исполнении третейских решений составило 7422 (на 31 октября 2017 года — 5460).

Вступивший в силу в сентябре 2016 года закон «Об арбитраже» определил, что ТС может быть лишь некоммерческая организация (НКО), которая должна получить рекомендацию Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, а затем разрешение правительства. С 1 ноября третейские споры в РФ могут рассматривать только те, кто прошел процедуру и стал постоянно действующим арбитражным учреждением (ПДАУ). Исключение сделано лишь для Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ, им достаточно было задепонировать новые правила рассмотрения споров. Реформа сократила количество ТС на несколько порядков: в Минюст поступило более 70 заявлений от примерно 40 НКО, на рассмотрении около десятка, полностью завершить оформление смогли только два суда.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

До совета не добраться

Поскольку в составе совета при Минюсте чиновников мало, а большинство его членов — корпоративные юристы, представители науки и бизнес-объединений, третейское сообщество исходно не опасалось проблем.

Беспокойство процедура вызывала в первую очередь у ТС, которые действовали полулегально и были, например, средством взыскания несуществующих долгов или разрешения спора в отсутствие ответчика. Но неожиданно главной преградой стал Минюст, куда подаются документы для первичной проверки.

За год в совет из министерства ушло лишь три заявки, на их рассмотрение понадобилось одно заседание. Две были одобрены, соискатели получили разрешение правительства на создание ПДАУ. Это РСПП и Институт современного арбитража (ИСА).

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

В качестве причины такого жесткого отсеивания в Минюсте называют «большое количество недочетов и ошибок в заполнении документов».

Среди типичных недостатков отмечают несовпадение информации об арбитрах в рекомендованном списке ПДАУ с данными документов НКО, а также отсутствие оригиналов или надлежаще заверенных копий документов, подтверждающих наличие у арбитров необходимого по закону десятилетнего опыта разрешения гражданских споров (должна иметь как минимум половина арбитров из списка ПДАУ) или ученой степени по гражданским специальностям (не менее трети).

Представители НКО, не прошедших проверку Минюста, добавляют, что многие претензии касались небольших ошибок в номерах и названиях или несовпадения данных со сведениями из интернета. Основные проблемы связаны с информацией об арбитрах.

Например, если название вуза указывалось в документах так, как в дипломе, но теперь изменилось, Минюст мог счесть это недостоверными сведениями. Если арбитра повысили в должности за время рассмотрения бумаг, оно приостанавливалось для исправлений.

Также министерство требовало, чтобы наименование места работы арбитра в справке соответствовало общедоступным сведениям в интернете.

При этом в числе арбитров с учеными степенями не учитывались те, кто получил их за рубежом, а также те, чей шифр научной специальности не совпадал с данными из электронного каталога диссертаций РГБ. Многие документы Минюст требовал заверить нотариально.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Еще одной типичной головной болью стало подтверждение стажа арбитров и судей в отставке. Какие именно документы для этого требуются, в законе не указано.

Читайте также:  Как вернуть деньги за отменный концерт

Возглавляющий совет замминистра юстиции Михаил Гальперин рассказал “Ъ”, что министерство рекомендовало брать справки из судов о рассмотренных судьями (арбитрами) делах с указанием сторон и предмета спора, «чтобы было понятно, что это достоверная информация».

«Мы сталкивались с ситуациями, когда справка о делах арбитра просто выдавалась председателем ТС самому себе, что, безусловно, вызывает сомнения в реальности сведений,— объяснил чиновник.— Не буду говорить за всех, но я, как один из членов совета, считаю, что информации о делах без указания того, кто и о чем судился, недостаточно».

Если справку о том, что лицо работало арбитром или федеральным судьей, получить было сравнительно легко, то информацию о конкретных делах согласились дать далеко не все суды.

Большинство ТС отказали в этом из-за условия о конфиденциальности рассмотрения споров, а в госсудах ссылались на то, что закон не обязывает их предоставлять данные, говорят заявители.

Некоторые из них добавляют, что при повторной подаче документов после приостановления или возврата Минюст мог выдвинуть новые претензии к тому, что исходно вопросов не вызвало. В ряде случаев министерство вообще возвращало документы со ссылкой на «недостоверные сведения» без уточнений.

Управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Максим Кульков уверен, что подобный «излишний формализм» не оправдан. «Критерии отбора намеренно прописаны нечетко для обеспечения дискреции аппарата Минюста,— полагает управляющий партнер “Муранов, Черняков и партнеры” Александр Муранов.— Конечно, формальные неточности основанием для отказа в передаче документов в совет быть не должны».

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

По мнению одного из заявителей, получивших отказ, «министерство проявляет чудеса формализма, потому что им поставили такую задачу — “под шумок” очистить рынок от всех возможных конкурентов».

Александр Муранов также видит проблему в том, что Минюст «начинает изобретать новые придирки и проявляет двойные стандарты, избирательность к заявителям».

Представитель одной из НКО, чьи документы не дошли до совета, также говорит о борьбе с конкурентами, подчеркивая, что арбитражный центр при ИСА «по сути, создан при Минюсте, который поддерживает его через всяческие программы финансирования». В ИСА, впрочем, особые отношения с Минюстом отрицают (см. интервью с Андреем Горленко).

Отдельной проблемой стали требования к стажу и ученым степеням арбитров для провинциальных ТС. «Далеко не каждый регион может похвастаться таким составом судей даже в госсудах,— говорят в одной из региональных ТПП.

— Например, из 35 судей арбитражного суда Вологодской области только 10 человек имеют опыт рассмотрения гражданских дел свыше 10 лет и только один судья закончил аспирантуру.

В Курганской области и вовсе нет юристов со степенями, потому что нет юридического вуза».

И даже опытные иностранные арбитры выражают недоумение по поводу параметров российской реформы. Сейчас из иностранцев, по сведениям “Ъ”, в списках ПДАУ присутствуют арбитры в основном из стран СНГ (Белоруссии, Украины), а также, например, Болгарии. Их стаж подтверждали, как правило, арбитражные центры при национальных ТПП, не давая, впрочем, информации о сторонах и предмете спора.

Читать далее

В Минюсте не считают свои требования завышенными, а претензии придирками. «Если профессионал не может переписать правильно свои ФИО и паспортные данные, то с ним не о чем больше говорить»,— подчеркивает Михаил Гальперин.

По узбекскому варианту

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Основную задачу реформы чиновники называют «выполненной в том смысле, что уже сейчас мы видим контуры будущей системы арбитражей, они соответствуют мировым трендам, у нас формируются сильные ПДАУ, в которых есть профессиональные арбитры мирового уровня».

«Российский бизнес имеет четыре ПДАУ, в которых он может быть уверен как в добросовестных участниках рынка, которым можно доверять. Мошенники, конечно, не перестанут автоматически существовать с 1 ноября.

Они сейчас придумывают разные способы обхода закона, но, на мой взгляд, эти попытки свидетельствуют об агонии маргинального рынка ТС»,— подчеркивает Михаил Гальперин.

Эту позицию разделяет партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов: «Было расчищено страшное болото, а именно, когда сотни и сотни институций, называемых третейскими судами, фактически занимались проштамповкой междусобойчиков и договорняков, а на самом деле никакого отношения к правовому спору все это не имело».

«Несомненный плюс реформы — создание понятного правового поля для рассмотрения корпоративных споров,— признает управляющий партнер юрфирмы Lidings Андрей Зеленин.

— Но стоило ли это таких жертв? Ведь по сути, имея в уме благую цель победить “карманные” третейские суды, мы пока добились только очень серьезного замедления развития арбитража в РФ».

Максим Кульков также считает, что «власть перегнула палку».

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

По мнению главы Арбитражной ассоциации Владимира Хвалея, в результате третейская реформа в России пошла по узбекскому варианту: «В Узбекистане Минюст создал ТС в областях, городах, районах.

Эти суды входят в Ассоциацию третейских судов Узбекистана, а третейские судьи имеют категории, чтобы было понятно, почему гонорары у одного арбитра выше, чем у другого. По сути, это не имеет ничего общего с третейским разбирательством.

Больше похоже на создание системы полугосударственных судов, и непонятно, зачем это нужно».

Александр Муранов, отмечая положительный эффект от «прекращения безобразий и злоупотреблений», заключает: «Если судить по той инфраструктуре и той атмосфере, которые получились, то итоги скорее печальны».

«Похоже, арбитражная реформа терпит полное фиаско, поскольку ни одна из задекларированных целей не достигается,— категоричен представитель одной из НКО.

— Оказалось, что на всю Россию у нас есть только четыре ПДАУ, все остальные “рожей не вышли”, иностранные институты не получили разрешения на работу, споры по-прежнему убегают за границу, а внутренний арбитраж сильно попахивает плановой экономикой и контролем государства».

За бортом оказались и ТС, созданные при крупных компаниях. В «Газпроме», «Ростехе», «Росатоме» и ЛУКОЙЛе отказались ответить на запрос “Ъ” о судьбе их ТС и будущем месте рассмотрения споров.

Третейский суд

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации Максим Иванов Автор статьи Практикующий юрист с 1990 года

Российское законодательство далеко от идеала, поэтому с целью усовершенствования в него регулярно вносятся различные изменения.

Новшество внес изданный Федеральный закон от 29.12.2015 г. №382-ФЗ, регулирующий деятельность третейских судов.

Понятие

Под третейским судом понимается единоличный судья или коллегия арбитров, которые рассматривают спорные вопросы гражданско-правового характера, возникающие при осуществлении предпринимательской или другой экономической деятельности.

В России эти учреждения создаются при некоммерческих организациях, получивших право осуществлять свои функции, но они не являются государственными.

Обратите внимание!

При рассмотрении спорного вопроса используются не только нормы законодательства РФ, но и договоренность между сторонами, которая оформляется письменным договором или соглашением между участниками.

В таком суде можно рассматривать практически любые гражданско-правовые споры.

В большинстве случаев это дела:

  • о взыскании долгов;
  • связанные с внесением изменений в договоры или с их расторжением (аренды, купли-продажи и т.д.);
  • корпоративные споры о таких делах, как ущерб, нанесенный фирме руководителем, раздел акций и т.д.

Третейский суд не может рассматривать дела, подсудные арбитражному.

Третейский судья

К арбитрам указанного суда применяют менее жесткие требования по сравнению с государственными служащими:

  • возраст судьи должен быть не менее 25 лет;
  • арбитром может стать только дееспособное лицо;
  • требуется отсутствие неснятой или непогашенной судимости.

На эту должность не допустят лицо, если оно до последнего времени служило в правоохранительных органах, также было судьей, адвокатом и т.д., но было уволено за нарушение правил профессиональной деятельности.

Обратите внимание!

При коллективном разбирательстве спорного вопроса достаточно лишь одного судьи с высшим образованием, остальные могут его не иметь, но должны отвечать ряду требований.

Третейского судью не могут привлекать в качестве свидетеля, если обстоятельства дела стали известны при его рассмотрении.

Решение третейского суда

Если стороны в ходе разбирательства пришли к соглашению, выносится соответствующее решение. После этого можно обратиться в государственный суд, чтобы получить исполнительный лист для дальнейшего принудительного взыскания. С письменным заявлением победителю спора можно обратиться либо по месту жительства должника, либо по месту, где находится суд.

Срок рассмотрения заявления на выдачу листа об исполнении составляет 1 месяц.

Оспаривание

Законом дано право всем заинтересованным лицам оспаривать решение третейского суда. Сторона, не согласная с резолюцией по делу, пишет заявление в районный суд и уплачивает госпошлину.

Следует тщательнейшим образом аргументировать все выявленные недостатки или ошибки в разбирательстве.

Решение могут отменить по следующим основаниям:

  • разбирательство не подпадает под юрисдикцию третейского суда;
  • участника не уведомили должным образом о времени и месте процесса, из-за этого он не присутствовал при рассмотрении;
  • состав арбитров не соответствует действующему законодательству.

Указанное обращение будет рассматриваться в районном суде в течение 1 месяца.

Преимущества и недостатки

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Наиболее сильными сторонами этого способа разрешения споров являются:

  • судьи выбираются участниками самостоятельно с учетом квалификации;
  • можно выбрать место рассмотрения спора;
  • еще до суда можно согласовать максимальную сумму, которая обязана будет выплатить проигравшая сторона;
  • можно договориться разделить расходы по оплате за услуги третейского разбирательства;
  • срок рассмотрения спора значительно меньше, чем в иных судах;
  • гибкость суда, так как правила определяют сами участники совместно с судьями;
  • полная конфиденциальность рассмотрения дела.

Как и во всех судебных системах, разбирательства в третейских судах имеют отрицательные стороны. К ним можно отнести:

  • решение третейского суда может отменить государственный суд, если будет установлено, что рассматриваемый спор не относится к компетенции первого;
  • оперативность прохождения всего процесса зависит от всех его участников. Если кто-либо откажется сотрудничать, то разбирательство может затянуться;
  • правовой статус ниже, чем у государственного, поэтому для начала исполнения принятого решения третейского суда арбитражный суд должен признать этот вердикт;
  • в финансовом плане разбирательство может обойтись дороже, так как нужно будет оплатить услуги судьи, при необходимости также стоимость проезда, проживание в гостинице и иные расходы, связанные с рассмотрением дела.
Читайте также:  Получение наследником средств со сберкнижки

Существует международный действующий арбитражный орган — Постоянная палата третейского суда, созданная специально для мирного разрешения международных споров.

Обратите внимание!

В основном она специализируется на коммерческих и финансовых конфликтах.

Изменения с 2020 года

С сентября 2016 г. началась реформа третейских судов. На тот момент их насчитывалось около двух тысяч, сейчас количество резко сократилось. Это связано с тем, что для осуществления своей деятельности эти организации должны получить специальное разрешение.

На начало 2020 г. действующими являются:

  • Институт современного инструктажа;
  • Общероссийская общественная организация «Российский союз промышленников и предпринимателей»;
  • Международный коммерческий арбитражный суд;
  • Морская арбитражная комиссия.

Этот список может измениться, если некоммерческие организации смогут добиться соответствующего согласования.

Резюме

Таким образом, третейские суды претерпели изменения для более качественного оказания юридической помощи. Современный институт третейского разбирательства является действенным инструментом разрешения споров. Судьи могут не иметь высшего образования, но решение об их назначении будет принимать контролирующий государственный суд.

Юристы нашей компании обладают большим запасом знаний и готовы проконсультировать вас по любым вопросам судебных процессов.

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации Людмила Разумова Редактор Практикующий юрист с 2006 года

Война за третейские суды: реинкарнация

Реорганизация системы третейских судов в Российской Федерации

Евгений Разумный / Ведомости

Зампред комитета Госдумы по финансовому рынку Антон Гетта, единоросс, в конце ноября 2019 г. внес поправки в закон о промышленной политике. Позже к нему присоединились еще 27 депутатов. Поправки предусматривают создание арбитража, учредителем которого выступает госкорпорация «Ростех».

Законодательный маневр позволяет госкорпорации обойти закон об арбитражах (третейских судах), согласно которому они должны получать лицензию Минюста. Прецедент уже есть: Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при Торгово-промышленной палате (ТПП) существует по закону о международном коммерческом арбитраже, лицензию Минюста ему получать не пришлось.

Теоретически подобным образом могут поступить и другие крупные госкорпорации и госбанки.

В 1990–2000-е гг. предприниматели через третейские суды могли реализовать право на честное рассмотрение спора, особенно с организациями, близкими к государству. Теперь это гораздо сложнее: третейские суды стали недоступны для предпринимателей, стоимость разбирательства в них подорожала, регионы в арбитражах представлены плохо.

У суда «Ростеха» большие перспективы. Если крупная организация в контрактах с контрагентами оговаривает, что споры рассматриваются в ее собственном третейском суде, контрагентам остается только согласиться – или отказаться от контракта.

У себя в суде госкорпорация сможет вести споры с контрагентами, не вынося сор из избы. Кроме того, администрировать споры – довольно прибыльное дело, и госкорпорации не придется отдавать средства другим судам.

Сейчас почти все споры «Ростеха» решаются в арбитраже РСПП, но с приведением решения в исполнение бывают проблемы. Например, если у третейского судьи нет допуска к гостайне, то государственный суд может отказать в выдаче исполнительного листа.

Тогда госкорпорация оказывается в ситуации, когда спор она выиграла, а деньги получить не может: надо идти в государственный суд.

«Ростех» не будет первой госкорпорацией с собственным третейским судом. Российский арбитражный центр (РАЦ), возможно, связан с «Росатомом»: в 2019 г. из 262 рассмотренных им дел 194 были внутригрупповыми спорами предприятий атомной отрасли.

Для таких споров в РАЦе есть упрощенная процедура и уменьшенные ставки сборов. Так что «свой арбитраж» – это тренд, просто раньше позволить себе его могли обычные корпорации, а теперь только государственные.

У остальных не хватает лоббистских возможностей.

Третейские суды (арбитражи) всюду в мире – альтернатива государственным. И в России до 2017 г., по разным оценкам, работало от 398 до 1829 третейских судов.

Разброс в данных объясняется тем, что третейские суды были саморегулируемыми, они лишь уведомляли государство о своем существовании.

Первая оценка получена в ходе переписи третейских судов журнала «Третейский суд», вторая – из данных государственных судов.

Преимущество третейского суда перед государственным – возможность конфиденциально разрешить спор, а потом получить в государственном суде исполнительный лист (как говорят юристы, «засилить решение»).

По общему праву такое решение не может быть пересмотрено государственным судом. Третейские суды могут быть и международными – один из таких вынес решение о споре между акционерами ЮКОСа и Россией.

Реформа третейских судов 2015–2017 гг. была направлена против «карманных» судов: Минюст ввел лицензирование, их количество резко сократилось, сегодня в России нет и десятка, хотя ежегодно на лицензию подавалось порядка 100 заявок.

Из известных арбитражей первым пал Сибирский третейский суд (СТС): ему в предоставлении лицензии отказывали шесть раз. Председатель суда Михаил Морозов безуспешно обжаловал решения Минюста в суде. Среди оснований для отказа называлось отсутствие у суда репутации.

Сотни дел, которые этот суд рассматривал ежегодно, и его успешное функционирование с 1992 г. во внимание приняты не были.

Итоги реформы положительно оценивают третейские суды, получившие разрешение работать. Сейчас рынок поделили в основном три: уже упоминавшиеся МКАС при ТПП, РАЦ и Арбитражный центр при РСПП. Заметны третейский суд по спортивным спорам и два иностранных суда (венский и гонконгский арбитражи), получившие лицензии в России.

Основные арбитражи, уцелевшие после реформы, тесно связаны с государством. По сути, на арбитражи, оставшиеся островком «вольницы 1990-х», была распространена вертикаль власти. Борясь с «карманными» третейскими судами, государство фактически создало систему «государственно-карманных» третейских судов.

В процессе реформы уровень конкуренции среди арбитражей сильно сократился. Минюст отказал в лицензии арбитражам, связанным со Сбербанком, с «Ростехом», третейскому суду при Российской арбитражной ассоциации (объединяет более 100 юридических фирм).

Но если СТС пытался отсудить лицензию, то «Ростех» поступил изящнее: правит законодательство.

Идеологически законопроект депутата Гетты противоречит реформе 2015–2017 гг., но Минюст к нему возражений не имеет. Нынешний министр юстиции Константин Чуйченко возглавил министерство в 2020 г., и реформа 2015 г. – не его детище.

Министр более чем знаком с третейскими судами: будучи в «Газпроме» начальником юридического департамента, Чуйченко в 2000-х гг. создал его третейский суд, возглавлял его и входил в число третейских судей «Газпрома», уже будучи помощником президента.

Минюст не против, значит, открывается дорога к своим арбитражам и для других госкорпораций.

Но третейским судам все равно будет очень трудно выжить. Российская система государственного правосудия отторгает третейские суды.

Их реформу инициировал Высший арбитражный суд и лично его председатель Антон Иванов, публично выступавший за борьбу с «карманными» судами.

Но с тех пор реформирован до полного исчезновения и Высший арбитражный суд, а, сняв судейскую мантию, Иванов стал противником своей же реформы.

Негативное отношение государственных судов к третейским не изменилось. В представлении российских судей правосудие должно быть только государственным.

Как показывает проведенная мною серия интервью с судьями и экспертами из третейского сообщества, судьи полагают, что третейские суды помогают компаниям в мошенничестве (например, в выводе средств при банкротстве), и не понимают, зачем они вообще нужны в судебной системе.

Хотя именно третейские суды могут снять часть нагрузки с государственных и дать участникам гражданского оборота возможность выбора.

Поэтому едва ли третейские суды смогут спокойно работать в существующей парадигме. Государство не будет им помогать. «Карманные» третейские суды, за которыми скрываются серьезные интересы влиятельных политических акторов, неизбежно будут появляться, но их работа подтвердит мнение российских судей, что такие суды действуют лишь в интересах тех, кто их создал.

Минюстом России разъяснены последствия окончания 1 ноября 2017 года переходного периода реформы арбитража (третейского разбирательства) для физических и юридических лиц

Информация Минюста РФ от 01.11.2017

Сообщается, что с указанной даты для администрирования арбитража необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

В отсутствие данного права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы.

Постоянно действующие арбитражные учреждения и третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять эту деятельность.  

  • В настоящее время только четыре арбитражных учреждения имеют право администрировать арбитраж:
  • Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации,   Арбитражный центр при Российском союзе промышленников  и предпринимателей, Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража».
  • Вынесенные после 1 ноября 2017 года решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом, что может явиться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения.

Внесение изменений в юридически значимые реестры (например, Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Единый государственный реестр юридических лиц, реестр акционеров общества) осуществляется на основании исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В отсутствие исполнительного листа изменения в юридически значимые реестры вноситься не могут.

Читайте также:  Получение имущественного вычета самозанятым

После 1 ноября 2017 года часть арбитражного соглашения о передаче спора в конкретное учреждение, у которого отсутствует право администрировать арбитраж, становится неисполнимой. Физические и юридические лица могут заключить новое арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного учреждения, получившего право администрировать арбитраж.

По спорам, которые были начаты в учреждении до 1 ноября 2017 года, все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением), как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора.

Признанию и приведению в исполнение такое решение подлежит как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. Арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не вправе рассматривать корпоративные споры.

Минюст России призывает проявлять осмотрительность при обращении к лицам, указывающим на то, что они являются третейскими судьями.

Рекомендуется проверять информацию о таких лицах на официальных сайтах арбитражных учреждений, получивших право администрировать арбитраж, а также внимательно знакомиться с документами, которые предлагается подписать в процессе заключения арбитражного соглашения.

  1. Кроме того, при обращении в какое-либо учреждение  рекомендуется проверять, были ли правила этого учреждения депонированы в Минюсте России на его официальном сайте.
  2. Перейти в текст документа »
  3. Больше документов и разъяснений по коронавирусу и антикризисным мерам — в системе КонсультантПлюс.
  4. Зарегистрируйся и получи пробный доступ

Дата публикации на сайте: 03.11.2017

Поделиться ссылкой:

Огосударствление третейского разбирательства

В сентябре этого года вступает в силу закон «Об арбитраже», реформирующий систему третейского судопроизводства в России.

Уведомительный порядок их создания меняется на разрешительный — третейским судам нужно будет пройти реорганизацию и получить одобрение правительства.

Юристы предупреждают, что критерии отбора весьма субъективны и в целом реформа может привести к резкому сокращению числа третейских судов. 

Комментирует Елена Крестьянцева, Руководитель практики земельного права, недвижимости и строительства «Пепеляев Групп» в Санкт-Петербурге: Регулирование ряда вопросов в сфере третейского разбирательства действительно требовалось и является позитивным моментом реформы.

Например, урегулирование в законе вопроса арбитрабельности споров. Ранее компетенция третейских судов приводила к горячим спорам, которые решались судейским корпусом государственных судов при рассмотрении жалоб на решения третейских судов.

Например, позиция ВАС РФ по вопросу рассмотрения споров о недвижимом имуществе несколько раз менялась. Теперь закон прямо предусматривает возможность разрешения третейским судом споров о правах на недвижимое имущество и других споров, результатом разрешения которых является изменение сведений государственных реестров.

Также востребованным может оказаться рассмотрение в третейских судах некоторых корпоративных споров с учетом конфиденциальности третейского разбирательства. 

Не все аспекты реформы представляются необходимыми. В ходе реформы осуществлена попытка перевести разрешение спора в третейских судах в «более юридическую» плоскость. Хотя бы один из арбитров или единоличный арбитр должен иметь высшее юридическое образование.

Также новый закон оперирует такими понятиями, ранее характерными для государственных судов, как допустимость, относимость и достоверность доказательств, установление фактических обстоятельств.

В теории новеллы призваны повысить предсказуемость вынесенных решений, поскольку обязывают третейские суды придерживаться представлений о судебном процессе.

Вместе с тем нельзя забывать, что деятельность третейского суда основывается прежде всего на доверии к нему участников процесса, добровольно передавших ему разрешение спора. Наличие юридического образования и формализованный процесс вряд ли станут определяющими в выборе сторонами арбитра. 

Есть и более спорные моменты реформы, в частности, требования, предъявляемые к постоянно действующим арбитражным учреждениям (ПДАУ).

Помимо создания при некоммерческой организации, имеющей хорошую репутацию, качество которой оценивает Совет по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, предъявляются жесткие требования к корпусу арбитров.

Список ПДАУ должен содержать не менее 30 арбитров, при этом не менее одной трети арбитров должны иметь ученую степень определенных специальностей и не менее половины арбитров должны обладать опытом разрешения споров в течение десяти лет. 

Представляется сомнительным, что какой-либо государственный суд соответствует этим требованиям. С учетом того, что каждый арбитр не может входить в списки более чем трех различных ПДАУ, становится очевидным, что возможность создания ПДАУ крайне ограничена.

Третейская реформа в России: хронология основных событий и специфика содержания (Севастьянов Глеб Владимирович — кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского процесса Санкт-Петербургского государственного университета, главный редактор журнала «Третейский суд», член правления Российского центра содействия третейскому разбирательству)

  • Севастьянов Глеб Владимирович —
  • кандидат юридических наук,
  • старший преподаватель кафедры
  • гражданского процесса
  • Санкт-Петербургского государственного
  • университета, главный редактор журнала
  • «Третейский суд»,
  • член правления Российского центра
  • содействия третейскому разбирательству

Законопроекты в области альтернативного разрешения споров с большим трудом пробивали себе дорогу в российской законотворческой традиции. Обычный срок от разработки до принятия законопроектов Госдумой не менее пяти лет! Так было и в ходе первой третейской реформы, завершенной в 2002 г., когда изначально Временное положение о третейском суде по разрешению экономических споров действовало десять лет, и при подготовке Федерального закона о медиации, и в других, к сожалению, пока немногочисленных случаях.

Важным обстоятельством и несомненным положительными моментами первой реформы третейского разбирательства было ее проведение «снизу» (как известно, в тот период законопроекты по третейской реформе изначально готовились экспертами Торгово-промышленной палаты) и завершение одновременно с обновлением процессуального законодательства — Гражданским процессуальным кодексом РФ и Арбитражным процессуальным кодексом РФ, что обеспечило комплексное развитие и публичного, и частного процессуального права.

Разработчикам новых законов было не просто воспринять новации или так называемые международные стандарты в области альтернативного разрешения споров.

Главных препятствий на этом пути было два: первое — консерватизм отечественной правовой традиции (все новое, хоть и передовое, как отмечалось, с большим трудом пробивает себе дорогу); второе — не полный учет национальной специфики в сформулированных на международном уровне рекомендациях.

Усугубляло ситуацию отсутствие собственной и всеми признанной системы координат в сфере негосударственного разрешения споров и урегулирования конфликтов (альтернативного разрешения споров) или ясного понимания правовой природы регулируемых отношений.

Поэтому довольно часто при разработке проектов использовались приемы законодательной техники и правовой специфики, заимствованные из отраслей законодательства и права, весьма отдаленно связанных с сущностью тех или иных институтов альтернативного разрешения споров (далее — АРС).

В результате регулирование институтов АРС обрастало не свойственными чертами формальности, огосударствления и излишней императивности.

Для третейских судов (арбитражей) этот процесс можно обозначить термином «судоизация», поскольку диспозитивная процессуальная форма третейского разбирательства существенно сближалась с процессуальной формой государственного судопроизводства, императивно установленной на уровне законодательства.

Тем самым, размывались те существенные привлекательные особенности, на которые опираются стороны при выборе третейского разбирательства как способа разрешения их разногласий, что, конечно же, может привести к снижению доверия к третейским судам как институту гражданского общества.

Вторая реформа третейского разбирательства в России, о которой пойдет речь в настоящей публикации, изначально также была инициирована «снизу» — третейским сообществом страны, и лишь несколько позднее была поддержана и стала развиваться на высоком официальном уровне.

Причины начала второго этапа третейских реформ имеют как внутреннее, так и международное основание. К числу последних следует отнести принятие в 2006 г.

изменений к Типовому закону «О международном торговом арбитраже», содержащих значительные новеллы по вопросам действительности арбитражного соглашения и применения обеспечительных мер в ходе третейского разбирательства. Тем самым, возникла необходимость гармонизации новых международных стандартов арбитрирования на национальном уровне.

Вторым, но, как говорится, не по счету, фактором третейского реформирования стало значительное снижение доверия к институту третейского разбирательства в нашей стране.

Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» содержал и пока еще содержит в себе лакуны, которыми не преминули воспользоваться недобросовестные «организаторы» постоянно действующих третейских судов.

Речь идет о мимикрии под государственные суды, которые встречаются в наименованиях и регламентах отдельных центров третейского разбирательства, что дает им возможность откровенно манипулировать действиями сторон, а иногда и злоупотреблять несуществующими возможностями по исполнению третейских решений самим третейским судом.

К борьбе с этими злоупотреблениями действующее в нашей стране третейское законодательство оказалось не готовым, поскольку реальных рычагов воздействия на лиц, злоупотребляющих третейским разбирательством, в нем попросту не оказалось. Так, например, когда по представлению прокурора было инициировано разбирательство в отношении так называемого «Федерального третейского суда», ему предписали лишь устранить несоответствие в наименовании. В результате на месте данного третейского суда возник другой, не менее одиозный. И сейчас на слуху «Арбитражный третейский суд города Москвы», «Высший арбитражный третейский суд» и проч.

2011 г. — идея третейской реформы сформулирована третейским сообществом

Начало современного реформирования института третейского разбирательства в России было положено внесением в Госдуму в 2011 г. проекта Федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже»».

Основой для новации стали изменения в Типовой закон ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» в редакции 2006 года. Однако этой инициативе, хотя она была и поддержана в первом чтении и подготовлена ко второму, так и не удалось развиться: в 2013 г.

Госдума приняла решение о приостановлении рассмотрения законопроекта.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *